«Деловая Молдавия»

— раздел базы данных 1998–2018гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Машиностроение. Химическая и пищевая промышленность. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 49000 руб.
Молдавия Новости и аналитика (12644 документа) • Авиапром, автопром  число статей в наличии 43 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 17.11.2018 читателями скачано статей 217Агропром 968 / 12168Алкоголь 938 / 7182Армия, полиция 677 / 8504Внешэкономсвязи, политика 6055 / 57023Госбюджет, налоги, цены 670 / 2941Легпром 10 / 269Леспром 14 / 69Медицина 56 / 473Металлургия, горнодобыча 123 / 584Миграция, виза, туризм 383 / 3274Недвижимость, строительство 56 / 325Нефть, газ, уголь 619 / 2490Образование, наука 144 / 1808Приватизация, инвестиции 171 / 993Рыба 6 / 17СМИ, ИТ 324 / 2721Судостроение, машиностроение 3 / 1Таможня 102 / 399Транспорт 466 / 3648Финансы, банки 397 / 3172Химпром 6 / 14Экология 78 / 543Электроэнергетика 216 / 537 | Главное | Персоны | Все новости


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Молдавия» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 17.11.2018 размещены 334 важные статьи, в т.ч. 77 VIP-авторов, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны
Додон Игорь 13, Тодуа Зураб 9, Игнатьев Виталий 7, Красносельский Вадим 6, Шевчук Евгений 6, Рогозин Дмитрий 5, Гамова Светлана 3, Гречаный Зинаида 2, Девятков Андрей 2, Выжутович Валерий 2, Ткачук Марк 2, Рачева Елена 2, Лянкэ Юрий 2, Пынзарь Александр 1, Проханов Александр 1, Присэкару Ион 1, Понта Виктор 1, Платон Вячеслав 1, Перевозкина Марина 1, Парфентьев Дмитрий 1, Отто Юлия 1, Осипов Виктор 1, Мягкий Николай 1, Мусафирова Ольга 1, Санду Майя 1, Скобиоалэ Дорин 1, Соловьев Владимир 1, Шорников Игорь 1, Чубашенко Дмитрий 1, Чернявский Станислав 1, Чербу Сабина 1, Цэрнэ Кристина 1, Хроновски Питер 1, Ходасевич Антон 1, Филат Влад 1, Фельгенгауэр Павел 1, Файон Таня 1, Усупашвили Давид 1, Усатый Ренато 1, Тапиола Пиркка 1, Талмач Роман 1, Ягланд Турбьерн 1, Мороз Виктор 1, Морарь Даниэла 1, Ефимов Борис 1, Дрэгуцану Дорин 1, Антюфеев Владимир 1, Дарвай Владислав 1, Дабс Лорд 1, Губарев Сергей 1, Горелова Елена 1, Герман Наталья 1, Гвиндадзе Дмитрий 1, Влах Ирина 1, Бургуджи Иван 1, Брутер Валад 1, Ботнарь Василий 1, Бергман Михаил 1, Белковский Станислав 1, Жиздан Александр 1, Затулин Константин 1, Лупу Мариан 1, Лукьянов Федор 1, Лидингтон Дэвид 1, Лавров Сергей 1, Кэраре Виорика 1, Крючкова Светлана 1, Кристофферсен Лизе 1, Котеля Светлана 1, Корман Игорь 1, Коноплев Роман 1, Карпов Иван 1, Карасин Григорий 1, Карасев Александр 1, Караман Александр 1, Каминский Анатолий 1, Байтазиев Талгат 1

Погода:

Точное время:
Кишинев: 15:19

Нерабочие дни:
07.01 Рождество Христово
01.05 Праздник труда (День труда)
09.05 День Победы
27.08 День независимости Республики Молдова
31.08 Лимба Ноастрэ в Молдове

moldavia.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (115)

Экономика (20) • Агропром (9) • Армия, безопасность (1) • Внешняя торговля (12) • Законодательство (9) • Инвестиции (1) • Книги (5) • Недвижимость (2) • Образование, наука (10) • Политика (3) • Сайты (1) • СМИ (10) • СМИ на русском (2) • Таможня (4) • Транспорт (2) • Туризм, виза (9) • Финансы (5) • Хайтек (4) • Экология (1) • Электронные ресурсы (1)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловая Молдавия»

Экономика и связи Молдавии с Россией →

Новости Молдавии

Полный текст |  Краткий текст


Молдавия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 ноября 2018 > № 2791861

По мнению президента Игоря Додона, Молдавия должна стать "мостом между Россией и Европой"

Бенуа Виткин | Le Monde

Убежденный почитатель Владимира Путина, в котором он видит образец для подражания, Додон, избранный с 56,5% голосов, намерен сохранить отношения между Кишиневом и Брюсселем, претворенные в жизнь в 2013 году подписанием соглашения об ассоциации с Евросоюзом, при этом получая доступ на российский рынок и укрепляя "традиционно сильные" связи с Москвой. Интервью с президентом Молдавии Игорем Додоном записал журналист французской Le Monde Бенуа Виткин.

Именно выбор между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом, руководимым Москвой, в 2014 году вовлек Украину в революцию Майдана, а затем в войну, говорится в статье. "Обе стороны поняли, что такие жесткие позиции заводят в тупик. Сегодня никто не требует от нас делать выбор, - хочет верить Игорь Додон. - Наоборот, мы можем послужить примером для сотрудничества в регионе. Провал подобной стратегии мог бы стать катастрофой, источником дестабилизации".

"Во время нашей последней встречи с Путиным он мне пообещал с 1 января 2019 года снять эмбарго на поставку фруктов и овощей, которое наносит нам сильный удар", - утверждает Додон. Он также надеется, что подобная динамика будет способствовать разрешению замороженного конфликта вокруг Приднестровья, сепаратистской территории, живущей под покровительством Москвы, отмечает журналист.

"План Додона не лишен смысла, - считает один неназванный западный дипломат. - С юридической точки зрения, ничто этому не противостоит, и русские в последние годы пошли на уступки в отношении Молдавии. Речь идет исключительно о политической проблеме".

Игорь Додон, чья власть носит главным образом официальный характер и ограничена беспрестанными политическими боями с "проевропейским" правительством, остерегается и держит про запас обе стороны. Еще два года назад он допускал отказ от соглашения об ассоциации с ЕС, а теперь утверждает, что хочет лишь "снова провести переговоры" по отдельным торговым аспектам, передает журналист.

"Угроза отказа от этого соглашения носила исключительно предвыборный характер, чтобы сохранить лицо перед 40% электората, настроенного решительно пророссийски, - поясняет политолог Нику Попеску. - Но в отношении ЕС, который потребляет 70% молдавского экспорта, это совершенно неосуществимое предложение, и он это понимает".

В реальности социалист Додон и самый влиятельный человек Молдавии, председатель Демократической партии Влад Плахотнюк, занимающий проевропейскую позицию, всегда умели договариваться. Не так давно они совместно проголосовали за электоральную реформу, которая в феврале будет благоприятствовать обеим их партиям, полагает журналист.

"Колебания между Востоком и Западом подтверждают истинный раскол, но они носят также предвыборный характер, - заключает политолог Нику Попеску. - Еще они служат для того, чтобы напугать страны Запада и разыграть аукцион. Это нечто вроде распределения ролей".

Молдавия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 ноября 2018 > № 2791861


Евросоюз. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 ноября 2018 > № 2792280

Европейский парламент выразил серьезную обеспокоенность отступлением Молдавии от демократических стандартов и назвал ее страной, "охваченной интересами олигархов". Соответствующая резолюция, касающаяся выполнения Кишиневом соглашения об ассоциации с ЕС, была одобрена на пленарном заседании евродепутатов в Страсбурге вечером в среду, 14 ноября.

"Такие центральные ценности, как демократия и верховенство права, подрываются правящими политиками, связанными общими бизнес-интересами, что не находит возражения со стороны большей части политического класса и органов юстиции", - говорится в документе. Из-за этого "экономическая и политическая власть" в Молдавии сконцентрирована в руках небольшой группы людей, "оказывающих влияние на парламент, правительство, партии, госинституты, полицию, органы юстиции и СМИ", указано далее в тексте резолюции.

Снижение демократических стандартов в Молдавии европарламентарии связали также с "недавними изменениями в избирательном законодательстве" и признанием недействительной победы проевропейского кандидата Андрея Нэстасе на выборах мэра Кишинева.

Европарламент - за заморозку помощи Кишиневу до выборов

Кроме того Европарламент выразил обеспокоенность "процессами против правозащитников, независимых судей, журналистов и критиков правительства и председателя правящей Демократической партии Владимира Плахотнюка".

В тексте резолюции содержится призыв не возобновлять выделение Кишиневу замороженной в текущем году макрофинансовой помощи ЕС до парламентских выборов в стране, намеченных на февраль 2019 года.

Илья Коваль

Евросоюз. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 ноября 2018 > № 2792280


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 ноября 2018 > № 2787295

Приднестровье: власть, «оппозиция» и историческая ответственность России

Часть вторая. «Оппозиция»: союз ужей и ежей под предводительством гадюк

С момента окончательной смены власти в ПМР в декабре 2016 г. О. Хоржан стал выступать как рупор экс-президента Е. Шевчука, скрывавшегося сначала в Молдавии, а теперь и в России от обвинений в коррупции и других криминальных проявлениях. Структурные единицы приднестровской компартии должны были бы стать чем-то вроде «скелета» для создания оргструктур и централизации всех несогласных с действиями приднестровской власти. Средства для этих целей также направлялись извне республики. Причем мы не возьмемся гадать, кто же выступил реальным спонсором активности Хоржана, но с известной степенью уверенности можем предположить, что и тут не обошлось без московских «византийцев», не смирившихся со сменой власти в Приднестровье.

Можно и нужно считать оппозицию нормальной и даже необходимой частью политического процесса в любом демократическом государстве. Без реальной, критикующей и предлагающей оппозиции власть неизбежно скатывается к стагнации и сама начинает верить в свой исключительный характер, заботиться только о своем воспроизводстве и сохранении этой власти.

Но приднестровская оппозиция — это тоже уникальное явление, причем в разные периоды приднестровской истории. Теперь несколько слов о ней.

Во-первых, стоит определиться с субстантивным наполнением этого тезиса применительно к Приднестровью. Кто эти отважные критики «режима»? При ближайшем рассмотрении нередко оказывается, что это часть того же самого режима, да еще и с широкими властными полномочиями.

К примеру, нам очень трудно считать оппозицией политическую силу, которая начиная с 2005 г. практически контролирует приднестровский парламент. Даже с учетом президентской формы государственного устройства, контроль над парламентом — это не такая уж оппозиционность, это, скорее, оппонирование (иногда довольно жесткое) президентской вертикали, что и показал опыт президентской избирательной кампании 2016 г.

Во-вторых, нынешняя приднестровская «оппозиция» (да, именно в кавычках) — это, в общем-то тоже некогда часть прежнего режима, частью не смирившаяся с уходом старого режима, а частью не простившая новой власти свою невостребованность.

Первая составляющая приднестровской «оппозиции» — это люди, которых за редчайшим исключением можно назвать «дельцами» от идеологии и которые комфортно себя чувствовали во время президентства Е. Шевчука. Речь идет и о Хоржане, и о его молодых сподвижниках, которые не стесняются устраивать сектантские мероприятия в помещениях приднестровской Компартии в свободное от протестов время и поливать грязью оппонентов в соцсетях. Эти «деятели» цинично используют людей преклонного возраста в качестве «массовки» и «пешек», зная, что именно против них могут быть предприняты санкции властей и делая всё именно для этого. Как не волнует А. Навального судьба «пехоты» на несанкционированных митингах (чем больше пострадает — тем даже лучше), так и его приднестровским последователям важен повод, чтобы заявить о «репрессиях».

Среди этой категории есть и те, кто просто не смирился с потерей власти «своими». Они «дерутся, потому что дерутся», а мотивация тут не имеет значения — хоть «борьба с олигархами», хоть «мы ведь предупреждали», а «теперь все умрут, потому что продались за гречку».

Вторая составляющая «оппозиционеров» не учитывает простой вещи — ни в крупном бизнесе, ни в МВД «перебежчиков» не любят, поскольку не могут быть уверенными в их лояльности в случае появления более могущественных конкурентов или более мощной силовой структуры. Если корректно, то «перебежчик» в понимании действующей в Приднестровье власти всегда останется потенциальным перебежчиком. Впрочем, этих «оппозиционеров» можно понять, когда они видят других функционеров прежнего режима на высоких должностях в различных сферах, вполне довольных ситуацией.

Приднестровская власть, в свою очередь, не имеющая институционального опыта работы с реальной оппозицией (как говорилось выше, ни в сфере крупного бизнеса, ни в системе МВД таковой не бывает по определению), не может определиться и с тем, что делать с такой, полувиртуальной «оппозицией». Субъектов для разумного диалога и полемики не просматривается, вершина интеллектуальных изысканий большинства «оппозиционеров», особенно «прокоммунистической» (в приднестровской версии) направленности — это «отнять и поделить», репрезентативный потенциал относительно структурированной «оппозиции» является невысоким и т. п. Но власть не может понять, что же с этим делать, и поэтому действует диаметрально противоположными методами в схожих ситуациях — то старается всячески игнорировать недовольство, рассказывая об успехах, то жесткими мерами пытаясь погасить проявления этого недовольства.

Итогами такой непоследовательности, закрытости и нежелания властей разъяснять свои решения населению являются сразу несколько опасных тенденций.

Во-первых, политически мотивированная часть приднестровской «оппозиции» стремительно маргинализируется. Грань в риторике адептов О. Хоржана, «неоцененных» и «незаслуженно забытых», повсеместно стирается. Власть сама превращает их более сплоченную политическую группу, которая создает информационные поводы и извлекает максимум выгоды из любых действий или бездействия власти, которая, в свою очередь, или рапортует об успехах, или наспех оправдывается.

Во-вторых, даже маргинализирующаяся «оппозиция» создает информационный резонанс на внешнем периметре, и опять не в пользу имиджа приднестровских властей.

Достаточно вспомнить публичные заявления Зюганова, который в своих малоадекватных комментариях дошел до сравнения приднестровского руководства с действиями украинского национал-бандеровского режима — дескать, и те, и другие «обижают» коммунистов. Но только в Приднестровье, жители которого хорошо знают цену приднестровских «дельцов» от компартии и защитили свой край с оружием в руках от настоящих националистов, умеют отличить «агнцев от козлищ» и «майданные» технологии от законного протеста, хотя осадок остается.

Но, оказывается, сравнение приднестровцев с украинским шовинистическим режимом, ведущим геноцид против жителей ЛДНР, — это еще не предел. Теперь, по новой версии, О. Хоржан страдает от того, что, дескать, собирался озвучить данные о каких-то мифических «радиоактивных отходах», которые кто-то собрался ввезти на приднестровскую территорию. И не проблема, что ни о чем таком он не собирался говорить на том пленарном заседании, где должен был решаться вопрос о снятии с него неприкосновенности для привлечения к ответственности.

Тут всё серьезнее. О. Хоржан и его «технологи» прекрасно знают, что означает обвинение в трафике радиоактивных отходов в центре Европы. Это — фактически прямой призыв к давлению на Приднестровье с различными целями, а любое уклонение от сотрудничества будет рассматриваться как прямое или косвенное подтверждение правоты обвинений.

Спровоцировав власть на жесткие действия (при явном внешнем поощрении), О. Хоржан теперь стремится привлечь максимум внимания к себе извне, безотносительно к тому, что жесткие меры могут быть предприняты не только против властей, но и могут отразиться на всем населении Приднестровья, о котором на словах Хоржан и его последователи так беспокоятся. Удивляться тут нечему — и сторонники, и рядовые участники митингов, и даже население ПМР для Хоржана и иже с ним — это толко «массовка», обеспечивающая его интересы. Только вот, сдается, «правдоруб» не учитывает того, что тот, кто раскидывается «токсичными отходами», сам рискует стать «токсичным», что не переводит его в статус «неприкосновенного», а лишь усиливает его шансы на дальнейшую изоляцию в интересах оздоровления общества.

В-третьих, и это, наверное, главное. Власть не видит особой проблемы и в том, что накапливается реальный протест и реальное недовольство. Речь идет не о профессиональных «оппозиционерах», а о той массе жителей Приднестровья, которая ежедневно сталкивается с ростом цен и инфляционными процессами, с невыплатой положенной по закону индексации пенсий и зарплат бюджетникам в случае превышения допустимых уровней инфляции, с продолжающимся падением реальных доходов и т. п.

Недовольство этих людей не выплескивается в соцсети до поры до времени и уж тем более на улицы, а ограничивается пока кухонными разговорами и обсуждением планов на будущее с самыми близкими людьми. Эти люди вложили свои последние надежды в то, что будет лучше со сменой власти, но лучше пока не становится. Это глухое недовольство накапливается внутри и не всегда фиксируется замерами общественного мнения.

Но молчание — вовсе не признак согласия в данном случае. Это недовольство, накапливаясь, или прорвется на очередных выборах, или же будет становиться реальной подпиткой для нынешней «оппозиции», которой так не хватает массовой поддержки. Шумная, маргинальная приднестровская «оппозиция» уверенно борется за голоса и поддержку именно этих людей, которые своим трудом обеспечивают развитие Приднестровья — хотя бы тем, что до сих пор не покинули его.

Именно профессиональная «оппозиция» дает то, что пока не видит смысла давать власть — каналы для выхода недовольства. Рассмотрение соцсетей в качестве развлечения для подростков уже сыграло «злую шутку» с избирательной кампанией первого президента ПМР И. Смирнова и теперь, похоже, может так же сыграть против современной власти, которая привыкла видеть в сетях лишь корпоративный инструмент для контроля за действиями наемных работников или подчиненных. Но это — малоэффективный метод управления на общегосударственном уровне.

Не создавая собственные каналы для выхода общественного недовольства, не создавая дискуссионных площадок, в том числе в СМИ и в соцсетях, власть сильно рискует тем, что сетевые площадки или закрытые группы в соцсетях, «пабликах» и разного рода мессенджерах будут куда более востребованными, чем бодрые отчеты о новых успехах. Остающиеся на плаву негосударственные СМИ не менее активно, чем государственные, участвуют в создании благостной картинки. А неспособные удержаться на плаву — закрываются, и невозможно понять мотивов закрытия, к примеру, газеты «Профсоюзные вести», которая и в период Е. Шевчука старалась давать возможность для различных оценок. Теперь это, видимо, ненужно.

Картина действительно складывается удручающая, особенно если оценить «сухой остаток».

Власть и «оппозиция» в Приднестровье не ведут диалога. Власть — потому что не видит в «оппозиции» равного партнера и полагает, что сможет решить все вопросы привычными, более понятными методами. Профессиональная «оппозиция» находится в режиме ожидания, не без оснований полагая, что дальнейший рост недовольства в массах и игнорирование властью имеющихся проблем будет играть ей на руку и в перспективе даст столь нужную общественную поддержку.

Приднестровская власть испытывает недостаток в реальных контактах с Москвой. Нет, представители приднестровского истеблишмента участвуют в мероприятиях «Русского мира», представлены на конгрессах соотечественников, но этого недостаточно для того, чтобы разъяснить некоторые общепринятые правила, в т. ч. в вопросах диалога с оппозицией и открытости власти.

Российские чиновники исподволь «троллят» приднестровцев, а те огрызаются. И передают свои «месседжи» в ответ через тех, кто в зоне досягаемости. Кто от этого выигрывает — большой вопрос, но только не долгосрочные интересы России и Приднестровья.

Если приднестровская политэлита связана бизнес-интересами и профессиональной этикой, то у некоторых российских собеседников, похоже, на первое место выступает своеобразно понимаемая партийно-корпоративная этика. Иначе трудно объяснить резкое сокращение по парламентской линии, ведь Комитет по делам СНГ возглавляет представитель КПРФ, а она, как известно, поддерживает приднестровского «сидельца» (который, как свидетельствуют различные источники, даже не является гражданином России).

Продвижение И. Додона и его безапелляционные заявления, с претензией на право говорить не только в Москве, но и от имени Москвы, тоже встречают плохо скрываемое раздражение в Тирасполе. Приднестровцам приходится вновь быть большими россиянами, чем сами россияне. Это, наверное, оценят, но не сейчас. Не было бы поздно!

Что можно и нужно делать, если говорить о взаимовыгодных контактах России и Приднестровья?

Прежде всего снова и снова восстанавливать коммуникацию на уровне ответственных должностных лиц. Если уж Д. Козак курирует и приднестровскую проблему, то в его ведении должна появиться некая группа, которая координировала бы усилия на приднестровском направлении, поскольку через Молдавию это делать попросту бессмысленно и даже вредно.

Важно выстроить коммуникацию так, чтобы приднестровская власть поняла, что за ее спиной нет переговоров о сдаче Республики. Это сразу снимет ряд недосказанностей и снизит уровень недопонимания в контактах Москвы и Тирасполя. В этом контексте была бы особо востребованной хоть какая-то внятная реакция уполномоченных российских представителей на «откровения» И. Додона.

Далее. Если приднестровская власть пока не может заставить себя хотя бы адресно взаимодействовать с оппонентами, среди которых есть достойные без всякой иронии люди, то эту функцию могли бы взять на себя российские структуры. Необходимо увеличивать число разного рода конференций, круглых столов и т. п. мероприятий, где при российской поддержке могли бы встречаться и дискутировать представители, придерживающиеся различных взглядов.

Наконец, приднестровской власти не следует ожидать, что имеющиеся инструменты общественного контроля (Общественная палата, Общеприднестровский народный форум и др.) начнут работать сами по себе. Их представители — такие же люди, они рассчитывают на карьерный (общественный) рост и вовсе не уверены, что критика власти, даже из благих побуждений и сопровождающаяся конструктивными инициативами, встретит понимание. Власти важно понять, что критика — вовсе не признак вражды; иногда это всего лишь зеркало.

Институты общественного контроля, СМИ, экспертные площадки должны генерировать идеи, а не ждать, что власть предложит и начнет внедрять готовые рецепты. С другой стороны, и от власти должно быть встречное движение, т. е. способность внедрять не только свои, но и полученные извне идеи. Только тогда диалог власти и общества начнет обретать практическое воплощение в интересах всего государства. Россия тоже могла бы помочь в этом, приглашая на свои площадки в рамках Общероссийского народного фронта, Общественной палаты представителей Приднестровья. Такая практика существовала и раньше; востребована она и сейчас.

Мяч во многом на стороне России, которая получила шанс подтвердить свой статус не только гаранта и посредника в региональных процессах, но и статусного арбитра во внутриполитической жизни Приднестровья.

Сергей Артёменко

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 ноября 2018 > № 2787295


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 ноября 2018 > № 2787287

Власть и «оппозиция» в Приднестровье

Часть первая. Власть: без страха, но с сомнениями

2 ноября в Приднестровье произошло достаточно значимое по местным меркам событие: Верховный Суд ПМР приговорил депутата Верховного Совета Приднестровья, лидера местных коммунистов О. Хоржана к 4,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима и крупному денежному штрафу, признав его виновным в применении насилия к представителю органа власти, не опасного для жизни и здоровья, а также в оскорблении представителя власти.

Событие вызвало всплеск дискуссий в соцсетях, в общественном транспорте, на рынках и в других общественных местах — кроме, пожалуй, основных приднестровских СМИ. Традиционный для таких случаев комментарий «всё пропало» был даже дополнен тезисом о том, «что мы теперь живем не в той стране, за которую боролись и за которую гибли защитники Приднестровья». В общем, всё пропало, только на этот раз окончательно.

ИА REGNUM неоднократно писало о событиях, которые привели к такому финалу. Всё же напомним, что в начале июня О. Хоржан организовал несанкционированное мероприятие в центре приднестровской столицы с участием преимущественно пожилых граждан, а затем предпринял попытку дезорганизации работы Тираспольского УВД, куда были повестками вызваны другие организаторы митинга на центральной площади Тирасполя.

Во время попытки «прорыва» в дежурную часть УВД, двигаясь в направлении помещений для допросов и оружейной комнаты, О. Хоржан спровоцировал потасовку с сотрудниками правоохранительных органов, пытаясь мотивировать своё «вторжение» депутатским иммунитетом. Устроенная потасовка стала основанием для предъявления обвинения и последующего вынесения обвинительного приговора по статье о применении насилия в отношении представителя власти.

После этого депутат Верховного Совета Приднестровья устроил «театр одного актера» под стенами УВД в ночное время, артикулируя свой протест с использованием звукоусиливающей аппаратуры (УВД Тирасполя, заметим, находится в непосредственной близости от многоэтажных жилых домов). Прибывший на место событий глава МВД ПМР удостоился от «народного трибуна» эпитета «генерал «с**ный» (по другой версии, «генерал де***вый»), что стало основанием для вынесения обвинительного приговора по статье об оскорблении представителя власти.

О юридической стороне событий мы поговорим чуть ниже. Пока же обратим внимание на политическую составляющую июньских событий и некоторых других подобных акций, которые уже несколько стерлись в памяти и населения, и экспертного сообщества.

В своих политических акциях О. Хоржан, его активисты и идейно-ресурсные вдохновители попытались реализовать несколько сценариев, широко апробированных на разных «болотных площадях» и «майданах» постсоветского пространства. В частности, несанкционированный митинг на столичной центральной площади с привлечением социально уязвимых групп — это гибрид «майданных» технологий и опыта А. Навального, когда власть вынуждена применять жесткие меры против «онижедетей» (в приднестровском случае — стариков) и заведомо занимать более проигрышные позиции в общественном мнении. Дескать, со стариками воюют.

А вторжение в УВД под прикрытием депутатской «корочки» и попытка его дезорганизации — это уже куда ближе к собственно «майданному» сценарию, особенно в его западно-украинском исполнении, когда депутаты Верховной Рады Украины и облсоветов, под прикрытием неприкосновенности, захватывали «стволы» в оружейных комнатах, которые потом стреляли в руках боевиков из разных «майданных сотен».

Можно задаться, конечно, вопросом — мол, где Украина и ее «майданы», а где Тирасполь. Но не следует забывать, что в новейшей истории Приднестровья уже были опасные попытки посягательства на государственные учреждения со стороны такого рода «протестующих», использовавших свои депутатские мандаты: достаточно вспомнить «митинг протеста» под зданием Центральной избирательной комиссии в декабре 2015 года, когда только выдержка силовиков не позволила реализовать сценарий массовых беспорядков и гражданского противостояния, который навязывался обществу командой тогдашнего президента Е. Шевчука и его активным сторонником О. Хоржаном.

Так что приднестровские власти не могли не отреагировать на такие проявления. Другое дело, что они отреагировали с очевидным «запасом» и, скорее всего, руководствовались принципом «чтобы другим неповадно было». Кроме того, власть очевидным образом пока уступает в разъяснении, мотивации своих действий, стараясь не уделять делу особого внимания — всё сделано по закону, особого протестного потенциала не наблюдается, авось забудут со временем. Но тогда стоило бы проявить изначальную последовательность: если принято решение не «давать подсветку» этому делу на внутреннем информационном периметре, то не проще ли было бы проигнорировать «протестную деятельность» О. Хоржана на первоначальном этапе и не делать из него «мученика»?

Вопросы есть и к юридической стороне рассматриваемого дела, вернее, правовой оценке деяний О. Хоржана. Его сторонники в соцсетях, претендующие на знание юриспруденции, упирают на то, что в силу Конституционного закона «О статусе депутата Верховного Совета ПМР» (который выше по статусу, чем «простые» законы) парламентарий имеет право беспрепятственно входить в помещения любых органов власти и вправе требовать безотлагательного приема любыми руководителями и должностными лицами. Соответственно, в этой логике, потасовка, закончившаяся «причинением вреда, не опасного для жизни и здоровья, представителю власти», была спровоцирована ограничением конституционного права депутата Верховного Совета.

Однако, с другой стороны, адепты старого лозунга «Вся власть — Советам» и их отдельным представителям игнорируют положения приднестровской Конституции, согласно которым присвоение властных полномочий является тягчайшим преступлением против народа (ст. 1), представительные органы власти не могут наделяться распорядительными полномочиями по управлению органами и учреждениями исполнительной власти (ст. 55), а создание и деятельность органов внутренних дел определяется законом (ст. 93). Так что налицо как минимум конкуренция правовых норм, и ссылаться только на нормы Конституционного закона «О статусе депутата Верховного Совета ПМР» — означает игнорировать конституционные установления, которые, в свою очередь, обладают более высокой юридической силой по сравнению с законами.

Кроме того, возведение в абсолют закона о статусе депутата Верховного Совета означает невозможность применения к нему вообще какой-либо ответственности, включая уголовную, что выходит за рамки правовой и элементарной человеческой логики.

Другое дело, что приднестровские власти заняли абсолютно невнятную позицию в разъяснении правовой квалификации действий О. Хоржана. В редких публичных попытках мотивировать те или иные действия приднестровских правоохранителей вообще не было отсылок на конституционные нормы, нарушенные Хоржаном. По непонятным причинам не ставился и вопрос о квалификации действий депутата Верховного Совете как попытки присвоения властных полномочий во время «вторжения» на территорию дежурной части УВД Тирасполя, хотя даже находящиеся на свободе соратники тов. Хоржана признают, что он шел в дежурную часть УВД «вызволять» допрашиваемых товарищей. Если это не попытка присвоения властных полномочий по распорядительному управлению органами и учреждениями исполнительной власти, то, видимо, кому-то стоит чуть больше провести времени за изучением Уголовного кодекса ПМР.

Не получило своей правовой оценки и использование Хоржаном звукоусиливающей аппаратуры в ночное время в непосредственной близости от жилых домов, хотя, как представляется, при должном внимании во время поквартирного обхода можно было бы собрать достаточную доказательственную базу и по данному факту.

Без такого рода внятной мотивации и более адекватной квалификации приговор О. Хоржану в части лишения свободы сроком на 4,5 года выглядит действительно весьма и весьма уязвимым. Как и реакция главы МВД на действительно хамское высказывание по отношению к его должности и званию, которые народный избранник обязан уважать. Но ведь и министр — не курсистка из Смольного института, падающая в обморок от скабрезностей поручика Ржевского. И уж тем более руководитель министерства не всегда должен брать на себя решение тех задач, которые по каким-либо причинам не были решены на должном уровне его подчиненными.

Дополнительным фактором, делающим более уязвимой официальную позицию, является и не во всем понятное отношение правоохранителей к мероприятию, организованному Хоржаном в центре Тирасполя. Действительно, не санкционированный властями митинг является незаконным мероприятием, а незнание закона не освобождает от ответственности, власти не были обязаны заранее уведомлять об этом организаторов митинга. О. Хоржан и его зарубежные спонсоры сознательно вели людей на провокацию, и она удалась.

Но есть нюанс: с правовой точки зрения незаконный митинг является длящимся правонарушением, и правоохранительные органы обязаны предпринять шаги для его пресечения, как и для пресечения любого правонарушения. Ничего этого сделано не было, правоохранители не демонстрировали никакой активности во время самого митинга и даже не пытались пресечь хулиганские действия некоторых участников митинга в отношении тех граждан, которые осмелились высказать несогласие с тезисами Хоржана.

Бездействие силовиков во время незаконной акции вряд ли может быть оправданным, особенно когда она проходит в непосредственной близости от одного из важнейших объектов социальной инфраструктуры Тирасполя — Дворца детско-юношеского творчества. Тем более что, по мнению городских властей Тирасполя, такие акции могут «негативно отразиться на психическом и эмоциональном состоянии детей — учеников [так в тексте] различных детских развлекательных мероприятий», проводимых во Дворце (из официального отказа Государственной администрации г. Тирасполь в проведении митинга в честь 7 ноября, направленного в адрес инициаторов мероприятия 26.10.2018 г.).

Думается, что в июне «психоэмоциональное состояние» детей вряд ли принципиально отличалось от ноябрьского, и в связи с этим правоохранители вряд ли имели право безучастно взирать на посягательства «оппозиции». Незаконные действия должны пресекаться, а не игнорироваться и тем самым поощряться.

Повторим: в успехе провокации виновны и ее устроители, и те, кто ей потворствует, в том числе бездействием.

Ответы на возникшие политические и правовые вопросы, как представляется, выходит далеко за рамки «местечковых разборок», поскольку напрямую влияют на восприятие нынешней приднестровской власти и оппозиции как приднестровским населением, так и в российских властных коридорах. Кроме того, ситуацию нельзя рассматривать в отрыве от внешних факторов, которые не только дополняют внутреннюю логику действия тех или иных субъектов, но нередко и выходят на первый план.

Вначале о приднестровской власти. Самый очевидный ответ на вопрос о причинах такого рода сомнительных действий (который, похоже, приднестровская власть дает и сама себе, и населению) — это «просто потому, что мы такие. Сами выбрали». Однако такой ответ в современном демократическом правовом государстве вряд ли встретит понимание населения и тем более у России — стратегического партнера Приднестровья.

Попробуем расшифровать принцип «Мы такие». Прежде всего, «мы» — это в значительной мере конгломерат выходцев из крупного бизнеса и системы МВД (и неслучайно этот материал выходит в канун Дня милиции, широко отмечаемого без малого четвертью приднестровских парламентариев, руководством администрации президента, министерства обороны, следственного комитета, высокими должностными лицами приднестровской таможни и других органов власти, не говоря уже собственно о президенте ПМР В. Красносельском и об МВД ПМР).

Тенденции к усилению во власти представителей этих социальных групп, заложенные еще в период президентства Е. Шевчука (который соединял в себе опыт работы и в первых, и во вторых структурах), в нынешней политической системе Приднестровья достигли наивысших величин за весь период современной приднестровской государственности.

В приднестровской проекции это означает соединение корпоративных и жестко вертикальных методов управления. Ни на предприятии, ни в бизнесе, ни в системе МВД «несогласных» не слушают, если только они не являются особо доверенными лицами или топ-менеджерами в ранге особо доверенных партнеров. За воротами завода всегда стоят желающие получить рабочее место, тем более в приднестровских условиях, когда наблюдается дефицит хорошо оплачиваемых рабочих мест. Несогласие в системе МВД обычно заканчивается рапортом на стол руководителю и сдачей служебного удостоверения.

По схожим причинам приднестровская власть не особо воспринимает понятия «свобода слова», «открытость» как ценности высокого порядка. Крупный бизнес не любит шум, система МВД так же, как правило, закрытая. Вынесение разного рода разногласий в публичную сферу считается практически ЧП или, как минимум, признаком «дурного тона», и система их пресекает.

Отсюда — недопонимание приднестровской власти по поводу критики решений о прекращении прямых онлайн-трансляций с заседаний Верховного Совета или заседаний Совещательного собрания первых приднестровских депутатов: в первом случае власть пытается демонстрировать единство и старается избежать публичного признания разногласий между правительством и парламентом; во втором — нередкая критика со стороны «отцов-основателей» может тоже нанести ущерб имиджу власти.

Отсюда — действие по принципу «не знаешь, как поступить — поступай по закону». Нарушил Хоржан закон и получил за это 4,5 года в колонии — и всё этим сказано, необходимый минимум разъяснительной работы с населением проведен, о профилактических беседах отчитались. Но в данном случае (и во многих других) этого мало, в итоге «сны разума» начинают плодить чудовищ, и уже в соцсетях начинают увязывать задержки с выплатами российских надбавок к приднестровским пенсиям с приговором Хоржану, уже и Патриарший визит не состоялся-де из-за преследования приднестровских «оппозиционеров»…

Чего греха таить: в определенной степени приднестровская власть остается не до конца понятной российским собеседникам, и это вызывает определенную настороженность в Москве. Во многом потому, что в России так уже не принято. Крупный бизнес «равноудален» или же аффилирован с государством через разного рода госкорпорации. В самых крайних случаях говорят о «дачных кооперативах», но это всё равно редко выступает темой публичного дискурса.

Российская власть — прежде всего политическая категория, и ее носители слишком много сил и средств отдали для того, чтобы отделить себя от прямого диктата со стороны бизнеса или же от одной, пусть и самой сплоченной, силовой корпорации. Поэтому в российской столице не всегда понимают, чего же ждать от нынешней приднестровской власти.

Но и тут было бы неверным считать, что происходящее — исключительно проблема Тирасполя. В России не могут не быть заинтересованы, чтобы собеседники из Приднестровья были надежными, договороспособными и ответственными за свои действия, в т.ч. перед Москвой, в отстаивании общих интересов. Чтобы Москве не приходилось «отдуваться» за действия приднестровских чиновников. Для этого есть несколько каналов — начиная от системной работы по долгожданному возвращению приднестровского бизнеса на российские рынки до самого простого — возврата к практике регулярных встреч на различных уровнях. Не видя встречной реакции из Москвы на многочисленные обращения, тираспольские политики начинают бороться с внешними и внутренними вызовами так, как они умеют и считают нужным.

При этом как раз в политической интуиции и умении действовать быстро и жестко действующим властям Приднестровья отказать нельзя. Тандем бизнеса и правоохранителей быстро смог оценить ситуацию и отреагировать на нее доступными средствами. Как отмечено выше, жесткая реакция на действия Хоржана — это ответ на угрозу «гибридного сценария», опробованного «майданом» и Навальным.

Но есть и еще одна веская причина: в Тирасполе неплохо осведомлены о том, что как минимум с весны лидер приднестровских коммунистов и по совместительству политический партнер молдавского президента И. Додона начал активно лоббировать своё выдвижение на пост кандидата в депутаты молдавского парламента по одному из двух одномандатных округов, закрепленных за Приднестровьем.

Излучаемый Хоржаном оптимизм по этому поводу не мог не вызвать закономерной обеспокоенности в президентской вертикали: избрание в парламент соседнего государства, претендующего на полную и безоговорочную аннексию Приднестровья, представителя из Приднестровья, да еще и располагающего приднестровским парламентским мандатом, способно привести к непредсказуемым (или, скорее, хорошо прогнозируемым) последствиям для российских интересов в регионе, включая вытеснение России из переговорного процесса, утрату ею статуса гаранта и посредника, а в перспективе — и вывод российских миротворцев, «благословленный» новым парламентом Молдовы, представляющим уже «всю Молдавию».

При этом приднестровские власти не имели права не заметить и очередной вариации на тему «пророссийский политик в Молдавии» в исполнении московских «авторов», и тоже сделали свои выводы из происходящего.

Тем более что московские лоббисты Додона сделали всё, чтобы этот сценарий не остался незамеченным. При прямом участии некоторых российских деятелей, продвигающих Додона, перестала существовать отдельная должность Специального представителя Президента России по Приднестровью.

С попустительства московских «фанатов» «пророссийский» Додон, вещающий на российских площадках, всячески пытается создать иллюзию предопределенности модели урегулирования, которая должна пройти по его, Додона, сценарию.

С этой точки зрения Хоржан стал рассматриваться как часть сценария, направленного на сдачу Приднестровья «под Додона», и это не добавило ему перспектив остаться потенциальным проводником интересов И. Додона в Приднестровье.

В Москве же этого предпочитали не замечать и рассчитывали сыграть в очередную версию византийской игры — пусть, дескать, задумаются. В Тирасполе, напротив, особо раздумывать не стали и лишили О. Хоржана на ближайшую перспективу возможности подать лично документы для регистрации в качестве кандидата в депутаты молдавского парламента. Как, впрочем, и следующего созыва приднестровского парламента, тем более, что, независимо от срока реальной отсидки, у Хоржана к будущим парламентским выборам будет, по-видимому, непогашенная (неснятая) судимость за преступление средней тяжести.

Ответом на недавние московские «откровения» И. Додона стала озвученная 8 ноября позиция приднестровского президента о том, что ранее планировавшаяся встреча на высшем уровне между руководством Молдавии и Приднестровья вряд ли уместна в отсутствие содержательной повестки, а имеющиеся практические вопросы должны решаться с людьми, которые принимают в Молдавии реальные решения — т. е. с правительством и стоящим за ним крупным молдавским бизнесом.

Оправданность такого «кульбита» пока оставим за скобками, но представляется очевидным, что резкость высказываний и не очень убедительная мотивация приднестровской стороны связана с тем, что власти в Тирасполе пытаются привлечь внимание к ситуации и не дать втянуть в себя в игру по чужим правилам.

Так что события с Хоржаном и срывом намеченной встречи «в верхах» стоит рассматривать и под углом сузившегося по инициативе российских симпатизантов Додона пространства для прямой коммуникации между Москвой и Тирасполем, а также безответственных ультимативных заявлений И. Додона, которые так и не получили никакой реакции в Москве. Видимо, кому-то в высоких сановных кабинетах вновь выгодно показать «недоговороспособность» Тирасполя и сделать еще больше уступок псевдороссийскому политику из Молдавии. И если в Москве считают возможным не замечать давления на Тирасполь посредством активности Хоржана и Додона, то вряд ли стоит удивляться тому, что приднестровские власти стремятся хотя бы часть этой угрозы нейтрализовать. Опять же, как умеют.

Сергей Артёменко.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 ноября 2018 > № 2787287


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 ноября 2018 > № 2787338

Представители Кишинева и Тирасполя впервые за полтора года провели в Бендерах заседание Объединенной контрольной комиссии (ОКК), где обсудили необходимость повышения эффективности контроля в Зоне безопасности, сообщила пресс-служба Бюро по реинтеграции Молдавии.

"После полуторагодичного перерыва под председательством делегации Российской Федерации в Бендерах состоялось заседание Объединенной контрольной комиссии в полном формате. Молдавская делегация в составе ОКК приветствовала включение в повестку дня вопроса о разработке механизма мониторинга ситуации в Зоне безопасности… и выступила с заявлением о необходимости повышения эффективности контроля", — говорится в сообщении, опубликованном в пятницу на сайте бюро.

Также обсуждалась необходимость возобновления деятельности рабочих групп, ответственных за рассмотрение ситуации с КПП, расположенных в Зоне безопасности. "Учитывая тот факт, что позиции делегаций приднестровского региона и Российской Федерации были уклончивыми, было принято решение продолжить обсуждения на следующем заседании ОКК", — заявили в ведомстве.

По данным пресс-службы, следующее заседание ОКК решено провести 15 ноября.

Бюро по реинтеграции Молдавии — это государственное ведомство, отвечающее за приднестровское урегулирование. Его руководитель представляет Кишинев в переговорном процессе в формате "5+2". В переговорах также участвует Тирасполь, как вторая сторона конфликта, Россия, Украина, ОБСЕ — в качестве посредников, Евросоюз и США — как наблюдатели.

Приднестровье, 60% жителей которого составляют русские и украинцы, добивалось выхода из состава Молдавии еще до распада СССР, опасаясь, что на волне национализма Молдавия присоединится к Румынии. В 1992 году, после неудавшейся попытки властей Молдавии силой решить проблему, Приднестровье стало фактически неподконтрольной Кишиневу территорией.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 ноября 2018 > № 2787338


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 ноября 2018 > № 2785899

«Дай миллиар-р-р-р-рд!» Президент Молдавии Додон в Москве: сбор дани

...и другие нехитрые радости за российский счет

Неделю назад, в начале ноября, завершился очередной официальный визит в Российскую Федерацию президента Республики Молдова И. Додона, которого его недобросовестные пропагандисты и московские некомпетентные или наивные люди до сих пор еще нередко именуют «пророссийским политиком». Итоги визита, включая заявления самого г-на Додона (к примеру, интервью ТАСС), должны были бы вновь убедить и российских чиновников, и российское экспертно-политическое сообщество в том, что реальные действия и устремления И. Додона — отнюдь не «пророссийские», а, скорее, антироссийские, поскольку диктуются ему его настоящими кураторами и направлены на вытеснение России из региона.

Но, похоже, московские «фанаты» Додона готовы снова и снова оказывать ему поддержку словом и делом, рассчитывая на то, что высшее российское руководство, также контактирующее с «токсичным» молдавским политиком, не будет слишком строго судить тех, кто так активно продвигал такие контакты. Особенно тогда, когда придется проводить неизбежный «разбор полетов» и с опозданием искать ответы на два извечных русских вопроса.

Судя по заявлениям самого Додона и некоторым решениям правительства, в контексте итогов визита особого внимания заслуживают три блока вопросов, обсуждавшихся в Москве:

1. Молдаво-приднестровское урегулирование и проблемы региональной безопасности.

Ничего принципиально нового Додон не сказал, поэтому мы не будем слишком акцентировать внимание на его утверждениях о том, что лишь при нем якобы впервые за 10 лет начались контакты между Приднестровьем и Молдовой на уровне руководителей. Отметим лишь, что, во-первых, какой из Додона «руководитель Молдовы», хорошо известно — и по полномочиям, и по его «готовности» эти полномочия отстаивать, а контакты на уровне президентов Приднестровья и премьер-министров Молдавии, имеющих реальные полномочия, велись и до Додона и, по-видимому, продолжатся после него. Во-вторых, политическому деятелю такого уровня стоило бы озадачиться арифметикой и обратить внимание на то, что между мартом 2009 г. и январем 2017 г. отнюдь не 10 лет, но тяга к округлениям в большую сторону, скорее всего, является отличительной чертой всего молдавского политического класса.

Додон не преминул вновь похвастаться тем, что раньше существовала должность отдельного спецпредставителя президента России по Приднестровью, а теперь, с возложением на Д. Козака полномочий «специального представителя президента Российской Федерации по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдова», эти функции объединены и отдельного представителя по Приднестровью нет. Что ж, Додон и его настоящие кураторы имеют право на такую «радость»: действительно, московские лоббисты Додона сумели провести непонятное и необоснованное сведение всех функций по региональному сотрудничеству к должности «спецпредставителя Президента РФ по развитию торгово-экономических отношений с РМ». Почему московские чиновники, ответственные за региональное направление, сдают российские интересы и позиции авансом, только ради одобрения фантомно-пророссийского политика, остается загадкой. Зато, по крайней мере, Додон перестал цинично врать, утверждая, что «ранее всегда были спецпредставители по Приднестровью» (на эту ложь указал ИА REGNUM в материале о страданиях «московских ландскнехтов Додона»). Читает, видимо.

Молдавский президент вновь повторил тезис о том, что Приднестровью «никуда не деться» от Молдавии, что у РМ и ПМР может быть только «будущее вместе, либо не будет будущего ни у кого», что независимости у Приднестровья и интеграции в Россию не будет, что это «невозможно» и т. п. Дополнил свои умозаключения Додон очередным упоминанием о том, что Приднестровье «зажато» между Молдавией и Украиной, тем самым фактически пригрозив приднестровцам силовыми акциями с двух сторон. Додон снова отрекся от своей же федеративной идеи, продвигавшейся им 2012−2013 гг., отметив, что урегулирование может произойти только в рамках «некоего автономного образования в составе Республики Молдова», проще говоря — культурно-территориальной резервации.

В общем, в отношении Приднестровья и его народа И. Додон действует так же, как весь политический класс Молдовы с периода распада СССР, — т. е. отказывает приднестровцам в праве самостоятельно делать выбор, определять свою судьбу, в праве выступать самостоятельной стороной конфликта, хотя это закреплено основными международно-правовыми документами переговорного процесса. Додон ведет себя так, как будто альтернатив «объятиям» Молдавии для Приднестровья не существует.

Такая позиция, конечно, не новость. Новость — это то, что в Москве такие заявления настолько спокойно воспринимают, хотя у России есть собственные международные обязательства, вытекающие из статуса гаранта и посредника в переговорном процессе. Одним из таких обязательств является содействие нахождению взаимоприемлемого компромисса между двумя равноправными сторонами конфликта, а не поощрение ультимативных и провокационных заявлений одной из сторон.

Пользуясь московскими площадками, Додон пытается создать иллюзию того, что его запросные позиции и амбиции соответствуют российским подходам. Если это так, то скоро нам предстоит увидеть очередную серию из цикла «безвозвратная сдача российских интересов по просьбе «пророссийских» политиков» (предыдущие серии — в той же Молдавии и на Украине, в главных ролях — В. Воронин и В. Януковвич). Если это не так, то хотелось бы услышать внятную позицию уполномоченных органов, к примеру МИДа России, по вопросу о том, соответствуют ли заявления Додона позиции российской стороны.

Впрочем, на деле ситуация гораздо прозаичнее и печальнее: скорее всего, это не так, но московские «кураторы» Додона не могут его одернуть — ведь он единственный и, увы, неповторимый «пророссийский» политик в Молдавии. Если его одергивать, то это нанесет сильный удар по его электоральным перспективам, которые и строятся в основном на российских уступках, преференциях и «шагах навстречу», а также на фотосессиях с высшим российским руководством.

Додон повторил приятный уху российского чиновника тезис о необходимости продолжения миротворческой операции и даже сообщил о намерении расторгнуть соглашение о функционировании Офиса НАТО в Кишиневе, но при этом вновь напомнил о «молдавском нейтралитете», который, согласно официальной позиции самого Додона (июль 2018 г.), предполагает прежде всего вывод российских войск из Приднестровья.

Молдавский лидер полагает, что старый прием держать два скрещенных пальца за спиной, когда даешь обещание, избавляет от необходимости держать слово. Упоминания о «нейтралитете» как раз и играют роль «двух пальцев», когда И. Додон рассуждает о присутствии миротворцев и возможности ликвидации Офиса НАТО в Кишиневе, полагая, что вывод российских войск (включая в чуть более отдаленной перспективе и миротворцев) сопоставим с ликвидацией конторы в Кишневе.

При этом Додон не упоминает о других стратегических вопросах, которые куда более важны для нейтралитета Молдавии: прекратятся ли учения с НАТО, которые проводятся на регулярной основе, и входит ли полная демилитаризация Молдовы в концепцию «нейтралитета»?

Вообще позиция Додона по вопросам региональной безопасности весьма специфична.

Президент Молдавии постоянно напоминает об украинском соседстве и при этом никак не реагирует на заявления президента Украины П. Порошенко о «приднестровской угрозе» и намерении усилить украинское военное присутствие вблизи приднестровских границ.

Додон никак не реагирует на визит командующего молдавской армией в зону карательной операции украинских силовиков против ЛДНР и своим молчанием поощряет «обмен опытом» для возможного силового сценария на приднестровской земле, хотя по должности президент Молдавии является главнокомандующим и должен был бы обозначить свою политическую позицию — если, конечно, она не совпадает с курсом на силовое урегулирование.

Картина получается вполне убедительная: «нейтралитет» с выводом российских войск — для Москвы, ультимативные требования с угрозой «украинским фактором» — для Приднестровья.

Вполне возможно, что нежелание И. Додона реагировать на провокационные визиты молдавских силовиков и заявления украинского руководства связано с тем, что в эти дни началось анонсированное молдавским президентом турне его советников в Вашингтон, Берлин и Париж. Это соответствует потребительской логике молдавской политэлиты: в Москве можно требовать вывода российских войск и сдачи Приднестровья, но присутствие в Вашингтоне и других серьезных столицах советников Додона исключает возможность озвучивания каких-либо тезисов, которые могли бы разочаровать «старших товарищей».

«Нейтралитет» Молдавии в сочетании с навязыванием автономии Приднестровью различными средствами является, по Додону, частью некоего «большого пакета для Молдовы», который должен стать «историей успеха» во взаимоотношениях России и Запада. Концепция «большого пакета» тоже не нова и особенно хорошо известна некоторым из тех советников Додона, которые сейчас путешествуют по «цивилизованному Западу».

В 2004 г. «пакетный подход» появился как попытка создать альтернативу для проваленного молдавскими властями «Меморандума Козака». В 2007—2008 гг. «пакетный подход» стал «входным билетом» для возвращения тогдашнего президента Молдавии в Кремль и на определенном этапе произвел впечатление на занимавшего в то время пост президента России Д. Медведева. Впрочем, и в 2004, и в 2008 гг. высшее российское руководство быстро разобралось в реальной цене таких «пакетов» и в несоизмеримости их реального веса тем уступкам, которые требовались от России.

Но, видимо, некоторые советники молдавского президента обладают хорошей институциональной памятью и помнят, что магическое словосочетание «большой пакет» («пакетный подход») производит неизгладимое впечатление на российских чиновников, осложняемое амнезией в отношении российских же интересов. Аналогия с Эллочкой-Людоедкой и ситечком является, конечно, случайной.

Интересным и заслуживающим особого внимания является тезис Додона о том, что основа урегулирования «не может быть проектом России, не может быть проектом Запада, поскольку он будет автоматически заблокирован». Такой «основой» может быть только молдавский проект. Тем самым Додон отказывает и России, и другим международным участникам в статусе посредника и гаранта, в возможности реализации ими своих международно-правовых обязательств, стремясь сосредоточить в руках Кишинева все рычаги урегулирования и максимально реализовать взятый ранее курс на трансформацию молдаво-приднестровского конфликта в плоскость внутреннего законодательства РМ, где нет потребности в международном посредничестве, российских гарантиях и т. п.

Додон также вновь отказывает Приднестровью в праве считаться стороной конфликта, почему-то даже не воспринимая мысль, что молдавский проект имеет гораздо больше шансов быть «автоматически заблокированным», чем какие-либо иные.

И вновь российские представители, которых «пророссийский» политик лишает гарантийного и посреднического статуса, молчат. Это тоже не новость. Новость — то, что московские чиновники позволяют политикам такого рода «гадить» на Россию уже в Москве и поощряют или в лучшем случае не замечают такие «процессы».

2. Региональная проблематика.

Здесь тоже нет каких-либо принципиальных новшеств. Разве что откровенность И. Додона нарастает по мере приближения парламентской кампании и в преддверии зарубежных вояжей самого президента Молдавии и его советников.

Теперь Европейский союз — это «важный геополитический и торговый партнер» Молдавии. Тема соглашения об ассоциации Евросоюза и Молдавии, вернее, ранее обещанной Додоном его возможной денонсации более неактуальна, видимо, потому что сам И. Додон «стал мягче» в отношении региональной политики и участия РМ в региональных интерационных проектах. «Смягчение» Додона проявляется как раз в отношении Евросоюза и признания необходимости также дружить с Западом и наслаждаться европейскими «плюшками в виде волшебного «безвиза», что оформляется в красивую оболочку «взвешенной внешней политики».

При этом Додон критикует ЕСовских бюрократов за то, что они ущемляют права молдавских товаропроизводителей (впрочем, эту проблему Додон старается решить за счет российского рынка), а также за навязывание Молдавии «чуждых ценностей». При этом он не упоминает о куда более серьезных вопросах, связанных с политико-правовой гармонизацией молдавской политической системы с требованиями Евросоюза, с системной перестройкой всего государственного механизма Молдавии в рамках правил ЕС, а также с тем, что Молдова обязалась осуществлять координацию своей внешней политики с внешней политикой ЕС. Эти и другие положения содержатся в Соглашении об ассоциации РМ и ЕС, но не вызывают такой «озабоченности» Додона. Возможно, потому что на тему «ценностей» можно дискутировать, а другие положения надо выполнять, даже в случае успеха политформирования Додона на предстоящих выборах.

России по этой логике молдавских властей остается довольствоваться обретенным Молдавией статуса наблюдателя в ЕАЭС, который, в отличие от обязательств в рамках ассоциации с Евросоюзом, не влечет каких-либо политических и политических обязательств. В Москве продолжают с пониманием относиться к «смягчению» Додона.

3. Двусторонние отношения между Россией и Молдовой.

Оговоримся сразу: тезис о «двусторонних отношениях» использован, скорее, как канцелярский штамп и дань пресловутой «политкорректности». На деле речь идет об очередных односторонних уступках с российской стороны, которые призваны укрепить у молдавского избирателя мысль о том, что именно с И. Додоном и его партией у Молдавии будет «всё хорошо» в отношениях с Россией.

Так, достигнута договоренность о том, что с 1 января 2018 г. сроком на 6 месяцев будут отменены пошлины на молдавские овощи, фрукты (яблоки, черешни, слива и т. д.), плодоовощные консервы и винодельческую продукцию.

Но за скобками остался самый важный вопрос: а что будет через полгода?

Что будет, если партия И. Додона не победит на выборах в феврале 2019 г.

Или если, как и многие «пророссийские» политики РМ, И. Додон забудет о своих обещаниях на следующий день после выборов?

Тогда что — снова вводить пошлины, расписываясь в личностно-ориентированном подходе при принятии политических решений и вновь становясь объектом критики по поводу использования торговых режимов как средства политического давления? Пусть это даже и соответствует принципам «реальной политики»?

Важно учитывать: при кажущемся совпадении российских и западных подходов в части возможности использования экономических рычагов в качестве политического инструментария, между ними есть принципиальное различие. Запад действует системно и последовательно, не предоставляя преференции в одностороннем порядке, а перестраивая «под себя» молдавскую инфраструктуру, привязывая ее к евроатлатлантической системе координат посредством широкого спектра обязательств в политической, правовой, институциональной, экономической и других сферах, которые затем трансформируются во внутреннее законодательство Республики Молдова.

Москва идет каким-то «особым» путем, не создавая таких «привязок». ИА REGNUM напоминает, что неоднократно предлагал использовать в качестве такого организационно-правового механизма Приднестровье и его контролирующую инфраструктуру, которая могла бы на месте дополняться кадровыми и иными ресурсами из России.

Такой подход

(1) обеспечил бы системность в российско-молдавском диалоге;

(2) не позволял бы Кишиневу в одностороннем порядке менять «правила игры» при обеспечении экспортно-импортных операций Приднестровья, которые в значительной степени регламентируются молдавскими правовыми нормами;

(3) вывел бы российско-молдавский диалог по экономическим вопросам из зависимости от конкретных персоналий и позволил бы вести его на прагматичной основе.

Иными словами, хочешь торговать с Россией — работай через Приднестровье, которое располагает полномочиями от властей РФ, и не создавай препятствий для приднестровской торговли и российских интересов в Приднестровье. Но это предложение, похоже, пока даже не стоит в повестке, а торговля Молдовы и России строится на односторонних уступках Москвы очередному молдавскому политику.

Заявлено также о том, что в Москве принято решение о втором этапе амнистии для молдавских гастарбайтеров, которые совершили административные правонарушения и пока не имеют возможности вернуться в Россию. Дело, в общем, благое, тем более что трудовые мигранты из Молдавии имеют куда больше общих культурных, родственных, религиозных, языковых и иных связей с российским населением по сравнению с выходцами из Средней Азии.

Но миграционная политика в отношении граждан Молдавии также должна быть системной и учитывать местную специфику. Речь о том, что в «миграционной амнистии» заинтересованы прежде всего те мигранты, которые заняты на неквалифицированных, в основном строительных, работах. Эти люди связывают с Россией преимущественно возможность заработка, который необходим для достойного будущего их семей, детей. А вот будущее детей связывается ими не с Россией, а с Европой, где получить образование нередко дешевле, плюс есть бонус в виде безвизового режима. Чрезвычайно высок риск того, что поощряя трудовую миграцию из Молдавии, давая возможность гражданам Молдавии зарабатывать в России и выводить из РФ денежные средства, Россия вкладывает деньги в европейский выбор Молдавии.

Как представляется, было бы полезным активнее продвигать возможность получения российского высшего образования молдавской молодежью, которая, возвращаясь в Кишинев, могла бы становиться частью местной политэлиты и влиять на политику Республики Молдова. В общем, делать то, чем активно и последовательно на протяжении последних почти 30 лет занимается Запад — и Румыния прежде всего. Хотя бы в качестве стратегического задела на будущее — возможно, очень далекое, с учетом упущенного времени.

Наконец, еще одной озвученной договоренностью стала возможность участия России в инфраструктурных проектах в регионе, в частности, ремонт дороги между Кишиневом и Тирасполем. При этом 7 ноября И. Додон даже озвучил сумму возможных инвестиций — 1 млрд долл., часть из которых поступит в виде льготного кредита от финансовых учреждений ЕАЭС, а часть может быть выделена в качестве безвозмездной помощи из российского бюджета.

Миллиард как единственно приемлемая сумма, как предел мечтаний молдавской политэлиты, похоже, обладает для нее каким-то сакральным символом, без его «освоения» власть считается «ущербной». Но предшественники Додона предпочитали выводить свой миллиард уже из внутреннего бюджета, справедливо опасаясь, что западные кураторы могут закрывать глаза на любые шалости, кроме прямого воровства западных средств. А с бюджетом Молдавии можно не так церемониться, «стрелочники», если понадобится, будут найдены. Додон идет еще дальше, рассчитывая сразу на освоение миллиарда из России.

В целом, конечно, вовлечение России в региональные инфраструктурные проекты может считаться благим начинанием, но пока возникает слишком много вопросов. Как, в каких формах будет осуществляться российское участие? Кто станет генподрядчиком и кто будет осуществлять контроль за субподрядчиками? Не повторятся ли отдельные элементы опыта строительства недобросовестными подрядчиками, делегированными из Москвы, в ПМР объектов социальной инфраструктуры?

Кроме того, возможный запуск инфраструктурных проектов под эгидой России дает Москве уникальный шанс для укрепления своего присутствия в регионе, но только при условии, если Москва будет действовать системно и на разносторонней основе.

К примеру, когда в 2006—2008 гг. Соединенные Штаты Америки реализовывали в Молдове проект «Вызовы тысячелетия», один из его сегментов затрагивал «реабилитацию дорог». Но при этом американцы не выделяли средства под молдавские сметы, а проводили масштабное всестороннее обследование всех вопросов, связанное с региональной инфраструктурой. Проводились многочисленные социально-экономические, социологические и иные исследования, топографические изыскания, включая аэрофотосъемку, влияние роста дорожного трафика на социальную ситуацию в населенных пунктах, обследование пограничной инфраструктуры (пунктов пропуска на границе) и т. п.

Стоит отметить, что чрезмерно широкий охват сведений, которые хотели получить американцы на приднестровской территории и которые явно выходили за пределы технического задания на ремонт дорог, стал основной причиной того, что приднестровские власти и американская сторона не смогли прийти к соглашению по данному вопросу. Однако в Молдове все необходимые разрешения были получены.

В этой ситуации, в случае вовлеченности России в реализацию инфраструктурных проектов в Молдавии, российская сторона должна получить четкие гарантии не только по контролю за выделяемыми средствами, но и по получению допуска ко всей необходимой информации, а в случае отсутствия релевантной информации — получить возможность ее сбора своими силами и средствами. В противном случае Москва, финансируя нарисованные Кишиневом сметы, лишь приблизит реализацию заветной мечты очередных представителей молдавской политэлиты о собственном миллиарде.

В целом же при подведении итогов визита молдавского лидера в Москву остается лишь надеяться на прагматизм и адекватную оценку высшим политическим руководством Российской Федерации складывающейся ситуации. Москва и так пошла на ряд беспрецедентных, не имеющих рационального обоснования уступок молдавским властям, которые за российский счет ведут антироссийскую политику и выдвигают антироссийские по сути инициативы — и это касается всех без исключения сегментов политической элиты Молдавии.

Вопрос лишь в том, сумеет ли теперь Москва обеспечить свои долгосрочные интересы в Молдавии на системной основе, с такой перестройкой молдавской политической системы, которая позволяла бы эффективно защищать права российских граждан, интересы России во взаимодействии с любым политическим режимом в Молдове.

Сергей Артёменко

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 ноября 2018 > № 2785899


Украина. Молдавия. Белоруссия. РФ > Миграция, виза, туризм > interfax.com.ua, 7 ноября 2018 > № 2784533

Количество иностранных туристов, въехавших в Украину в январе-июне 2018 года, сократилось на 1,7% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года – до 6,22 млн человек, сообщило Минэкономразвития на своем сайте на основе данных Госпогранслужбы.

Согласно им, в первом квартале 2018 года иностранцев въехало на 3,2% меньше, чем в первом квартале 2017 года – 2,55 млн человек, тогда как во втором квартале отставание сократилось до 0,6% – 3,67 млн человек.

Согласно статистике, лидерами въездного туризма в первом полугодии 2018 года традиционно стали пограничные страны, а именно Молдова – 1 млн 949,6 тыс., Беларусь – 1 млн 64,5 тыс., Россия – 645,3 тыс., Польша – 532,4 тыс., Венгрия – 447,4 тыс., Румыния – 354,8 тыс. и Словакия – 151,8 тыс.

Если в случае первых четырех стран в этом списке показатели въездного потока изменились незначительно (в пределах плюс-минус 4%), то в случае с Венгрией спад составил 26,4%, Румынией – 11,4% и Словакией – 10,1%.

В то же время существенно выросло посещение Украины туристами не приграничных стран: Испании – на 104,5%, до 19,7 тыс., Великобритании – на 61,8% (до 57,2 тыс.), Израиля – на 25,9% (до 125,7 тыс.), Литвы – на 20,3% (до 41 тыс.), Турции – на 16,2% (до 134,2 тыс.).

Число туристов из Чехии увеличилось на 15,6% (до 29,6 тыс.), из Италии – на 13,9% (до 40,5 тыс.), Германии – на 12,7% (до 98,7 тыс.), США – на 12,5% (до 80,5 тыс.), Франции – на 8,1% (до 29,1 тыс.).

Минэкономразвития напоминает, что в 2017 году число иностранных туристов в Украину выросло на 6% – до 14,42 млн человек, в том числе в первом полугодии – на 8,7%, до 6,33 млн человек.

Украина. Молдавия. Белоруссия. РФ > Миграция, виза, туризм > interfax.com.ua, 7 ноября 2018 > № 2784533


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 ноября 2018 > № 2784785

Президент Молдавии Игорь Додон сообщил, что не намерен утверждать четыре законопроекта, одобренных парламентом, и готов опротестовать их в Конституционном суде.

В парламенте Молдавии заявили, что не будут принимать законы по воле Додона

"Есть минимум четыре законопроекта, которые я не готов одобрить: празднование 9 мая Дня Европы, передача территории бывшего республиканского стадиона под строительство нового здания посольства США, новый кодекс о ТВ- и радиовещании и есть законопроект о карабинерах, принятый в первом чтении. Очевидно, что я не подпишу эти законы и обращусь в КС", — сказал Додон во вторник в эфире телеканала NTV Moldova.

В частности, Додон отметил, что новый кодекс обернется проблемами для всех СМИ. Он подчеркнул, что проблема не только в ограничениях на вещание информационно-аналитических передач российского производства, но и в цензуре, которая будет введена.

Ранее председатель парламента Молдавии Андриан Канду высказывал мнение, что отказ Додона утвердить эти законопроекты будет означать временную приостановку полномочий президента, во время которой будут подписаны необходимые документы.

В парламенте Молдавии заявили о возможном отстранении Додона от должности

Согласно местному законодательству, парламент имеет право не принимать во внимание аргументы главы государства и вновь утвердить возвращенные им на пересмотр законопроекты, не внося никаких изменений. Если президент повторно откажется их утверждать, то может быть временно отстранен от обязанностей.

Додона четыре раза временно отстраняли от обязанностей, трижды это было связано с отказом утвердить кандидатуры министров.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 ноября 2018 > № 2784785


Молдавия > Миграция, виза, туризм > prian.ru, 6 ноября 2018 > № 2790281

Инвестиционная программа Молдовы ждёт первых заявителей

5 ноября 2018 года было объявлено об официальном запуске инвестиционной программы Республики Молдова. С этого момента иностранные инвесторы могут подавать заявления на участие в программе.

Как рассказали корреспонденту Prian.ru в компании Henley&Partners, программа позволяет получить паспорт Республики Молдова через безвозмездный взнос в государственный фонд страны в размере от €100 000. После проверки на благонадежность инвестор и члены его семьи получают полноценное гражданство, которое можно передавать будущим поколениям.

Паспорт Республики Молдова позволяет посещать без визы 122 страны мира, включая страны Шенгенской зоны, Россию и Турцию. Также республика стремится стать страной-кандидатом на членство в ЕС. В опубликованном недавно рейтинге инвестиционных программ получения гражданства Республика Молдова заняла пятое место.

«Молдавия может составить конкуренцию Карибским программам получения гражданства через инвестиции, таким как Сент-Китс и Невис, Антигуа и Барбуда, Гренада. Но так же как и гражданство этих стран, молдавский паспорт не даёт право жить и работать в странах Европейского союза. Так как республика не входит в Шенгенскую зону и не является членом Евросоюза, с паспортом Молдовы нельзя попасть в Великобританию без визы, в отличие от Карибских стран, гражданство которых такую возможность дает», - комментирует Ирина Симонян, директор по маркетингу Henley & Partners, Россия и СНГ.

Молдавия > Миграция, виза, туризм > prian.ru, 6 ноября 2018 > № 2790281


Молдавия. Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 октября 2018 > № 2781431

Переговоры с Президентом Молдовы Игорем Додоном

Владимир Путин встретился с Президентом Республики Молдова Игорем Додоном, который прибыл в Россию с официальным визитом. Обсуждались вопросы российско-молдавского взаимодействия в торгово-экономической и гуманитарной сферах, актуальные региональные проблемы.

В.Путин: Уважаемый Игорь Николаевич! Уважаемые коллеги!

Мне очень приятно вас видеть.

В начале беседы хотел бы отметить, что мы придаём серьёзное значение развитию российско-молдавских отношений. Считаем Молдову одним из наших приоритетных партнёров на пространстве СНГ. За последнее время, благодаря в том числе Вашим личным усилиям, ситуация меняется, особенно в сфере торгово-экономических связей, открыто значительное количество предприятий винодельческой, плодоовощной продукции, сельхозсырья для поставок на российский рынок.

В прошлом году увеличение импорта из Молдовы в Россию превысило 40 процентов, и эта тенденция продолжается: в этом году за первое полугодие плюс ещё 14 процентов. В общем и целом в этой сфере наши отношения развиваются поступательно. Надеюсь, что эта работа будет продолжена и в ближайшем будущем.

У нас будет возможность поговорить по всему комплексу наших отношений.

Мы очень рады Вас видеть. Добро пожаловать.

И.Додон: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Между нашими странами, между Молдовой и Российской Федерацией, традиционно дружественные, братские стратегические отношения. Это было, есть и будет, и никому это не разрушить, я в этом уверен.

У нас как минимум по шести направлениям очень неплохо складывается партнёрство в последнее время. У нас общие интересы в том, что касается наших духовных ценностей, у нас те же ценности, и Молдавская церковь – это часть Российской православной церкви. Мы только что с Его Святейшеством [Патриархом Кириллом] встречались, обсуждали, что происходит в Молдове.

У наших народов многовековая общая история. У нас тесные экономические связи. Вы говорили о росте торговли в течение этого года, прошлого года. Нам удалось поменять тенденцию, которая была в 2013–2016 годах, за последние два года есть рост.

По некоторым товарным позициям, конечно, российский рынок для нас составляет 80–90 процентов всего экспорта Молдовы. Это яблоки, виноград и так далее. По некоторым товарным позициям, по вину, пока доля ещё маленькая, ещё не успели вернуться.

Россия остаётся инвестором номер один в Республике Молдова в течение всех 27 лет независимости Республики Молдова.

Четвёртое важное направление – в России находится более полумиллиона наших граждан, которые ежегодно домой перечисляют более одного миллиарда долларов.

Пятое. Конечно, Россия – наш стратегический партнёр в решении Приднестровской проблемы. Вы знаете, что я в течение последних полутора лет встречался уже четыре раза с лидером Приднестровья, эти контакты продолжаются, до конца года мы ещё раз встретимся. Хочу ещё раз отметить, что российские миротворцы являются гарантом мира на Днестре. Так думает и на левом, и на правом берегу подавляющая часть граждан.

Шестое. Конечно, у нас есть хорошее сотрудничество на многонациональном уровне. Я имею в виду и СНГ, и хочу ещё раз поблагодарить за то, что по Вашей инициативе, с Вашей помощью мы получили статус наблюдателя Евразийского экономического союза. Это первый наш опыт. Мы уже участвовали в двух заседаниях рабочих групп на уровне президентуры и, безусловно, будем активно участвовать в этом формате. Для нас это очень интересно.

Хочу Вас поблагодарить за Вашу открытость. Хочу подтвердить позицию руководства Молдовы и позицию большинства граждан Республики Молдовы. Мы стремимся к углублению стратегического партнёрства с Россией. Да, мы хотим дружить со всеми, не будем дружить с кем-то против кого-то. Вы знаете мою позицию. Мы будем отстаивать эту позицию, и я уверен, что всё у нас получится.

Спасибо большое.

В.Путин: Это была Ваша инициатива – сближение с Евразэс. Я думаю, что тоже результат этих действий – увеличение поставок продукции молдавских сельхозпроизводителей на российский рынок.

Что касается винодельческого сырья и вина, поставляемого из Молдовы, – его количество увеличивается.

И.Додон: Увеличивается.

В.Путин: Если в прошлом году 14 миллионов литров поставлено, то в первом полугодии этого года – 8,5. То есть по результатам года зафиксируем значительный рост. Будем дальше работать.

Думаю, и сегодняшний Ваш визит пойдёт на пользу для развития наших связей.

И.Додон: Спасибо большое.

Молдавия. Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 октября 2018 > № 2781431


Молдавия. Россия. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Алкоголь > gazeta.ru, 31 октября 2018 > № 2782597

Вино рекой: зачем Молдавии понадобилась Россия

Президент Молдавии Игорь Додон идет на сближение с Москвой

Молдавия активно врастает в Евразийский экономический союз и берет курс на сближение с Россией. Об этом свидетельствует официальный визит президента Игоря Додона в Москву. По крайней мере, поставки вина уже выросли, а молдавская церковь останется в составе РПЦ. А вот вступать в НАТО Молдавия не намерена.

В среду, 31 октября, президент России Владимир Путин встретился в Кремле со своим молдавским коллегой. Игорь Додон – частый гость в Кремле и ему здесь действительно рады, поскольку этот лидер проводит бескомпромиссную политику на сближение с Россией.

«Между нашими странами традиционно дружеские, братские отношения. Так было, есть и будет. У наших народов многовековая общая история и тесные экономические связи. У нас общие духовные ценности», — начал свое вступительное слово Додон.

Про духовные ценности Додон упомянул не случайно. За пару часов до официального визита в Кремль он был принят Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, который удостоил молдавского лидера орденом преподобного Сергия Радонежского (второй степени). Это награда была ему вручена за внимание к активной поддержке церковно-общественных инициатив Православной Церкви Молдовы.

После этой встречи Додон заявил, что молдавская церковь сохранит верность Московскому патриархату, канонической частью которого она является.

«У наших народов общие духовные ценности, и у нас общая православная церковь. Молдавская церковь является составной частью Русской православной церкви (РПЦ). Так было, есть и, я уверен, так будет и дальше. Такого же мнения придерживается подавляющее большинство православных верующих Молдовы», — написал Додон на своей странице в фейсбуке.

Путину же президент Молдавии сообщил, что Россия является стратегическим партнером в решении приднестровского вопроса, и подчеркнул, что «российские миротворцы являются гарантом мира в регионе».

«Мы хотим дружить со всеми, не будем дружить с кем-то против кого-то. Вы знаете мою позицию», — заверил Додон.

Кроме того, Додон поблагодарил российского президента за то, что по его инициативе Молдавия получила статус наблюдателя в ЕАЭС. Республика уже приняла участие в двух заседаниях рабочей группы Союза. «Мы будем активно участвовать в этом формате, для нас это интересно», — заключил Додон.

«Яблоки, виноград и так далее»

По мнению Додона России и Молдавии удалось «перебороть тенденции 2013-2017 годов», когда товарооборот между странами снижался и добиться роста в экономике.

Товарооборот России и Молдавии резко обвалился осенью 2013 года. Тогда Россия ввела эмбарго на молдавскую продукцию — после парафирования, а затем и подписания Молдавией договора об ассоциации с Евросоюзом. В 2014 году после введения санкций Запада против России Молдавия была уличена в реэкспорте сельхозпродукции (в частности, из Польши). Россельхознадзор тогда разом ограничил ввоз в Россию молдавских яблок, груш, айвы, абрикосов, вишни, черешни, персиков, нектаринов, слив и терна. Позднее для некоторых сельхозпроизводителей было сделано исключение, им разрешили экспорт в Россию.

Экономическое партнерство с Россией «неплохо развивается», по крайней мере, по шести направлениям, отметил в этот раз Додон. И назвал некоторые из них.

«По некоторым товарным позициям, конечно, российский рынок для нас составляет 80–90% всего экспорта Молдовы. Это яблоки, виноград и так далее», — отметил Додон, добавив, что «по некоторым товарным позициям, по вину, пока доля еще маленькая, еще не успели вернуться». Он имел в виду объем поставок молдавского вина во времена СССР.

Додон также напомнил, что Россия остается инвестором номер один в Молдавии в течение всех 27 лет ее независимости. Хотя, как пояснил «Газете.Ru» один из членов молдавской делегации, инвестируют российские бизнесмены в основном в Гагаузию, один из регионов Молдавии, в котором проживает много русских и русско-язычных граждан.

Упомянул Додон и еще одно важное направление сотрудничества: «В России находится более полумиллиона наших граждан, которые ежегодно домой перечисляют более одного миллиарда долларов».

В предыдущие визиты Додон как раз ходатайствовал перед Путиным о том, чтобы Россия не притесняла молдавских гастарбайтеров, даже тех из них, которые нарушили закон. Например, работали в России нелегально или имели административные нарушения российского законодательства. И официальная Москва пошла навстречу этой просьбе.

Молдавское вино – посол дружбы

Одно из направлений сотрудничества действительно развивается неплохо, признал в свою очередь Владимир Путин. Речь идет о поставках винодельческого сырья и вина из Молдавии.

«Его количество увеличивается», — сказал Путин. «Увеличивается», — кивнул Додон, а Путин назвал цифры.

«Если в прошлом году 14 млн литров поставлено, то в первом полугодии этого года – 8,5. То есть по результатам года зафиксируем значительный рост. Будем дальше работать», — пообещал Путин.

Напомним, в один из прошлогодних своих визитов Додон привез Путину несколько десятков бутылок вина. «У вас есть своя коллекция в Криково еще с 2002–2003 года», — напомнил тогда Додон. По его словам, вино, которое он привез, это как раз экземпляры из коллекции российского лидера.

Растут и другие товарные позиции молдавского экспорта в Россию.

«В прошлом году увеличение импорта из Молдовы в Россию превысило 40%, и эта тенденция продолжается: в этом году за первое полугодие плюс еще 14%», — уточнил Путин, добавив, что «в общем и целом в этой сфере наши отношения развиваются поступательно».

После выступления в открытой части встречи лидеры общались еще некоторое время в закрытом для СМИ формате. Визит Додона в Россию продолжится 1 ноября.

Эксперты уже назвали визит Додана в России – предвыборным. Дело в том, что в феврале следующего года в республике состоятся выборы в парламент. Если большинство мест подтвердят партии, настроенные против пророссийского курса Додона, то и сам президент может не усидеть в кресле. Исход выборов в значительной сфере зависит от того, сумеет ли Додон поддержать экономический рост в Молдавии. Часть его стратегии заключается как раз в том, чтобы стимулировать рост ВВП через российские инвестиции и контракты.

По этой причине Додон наносит визиты в Москву с завидной регулярностью.

С Молдавией подписано 180 соглашений о сотрудничестве по всем направлениям. Накопленные российские инвестиции в молдавскую экономику насчитывают $180 млн. В январе-августе экспорт российской продукции увеличился на 44% или на $733 млн.

Поддержка Москвы лично необходима Додону, поскольку его уже пять раз формально снимали с должности решением Конституционного суда страны. При этом молдавское общество раздроблено: примерно половина граждан связывают свое будущее с ЕС, а вторая половина хочет вернуться во времена СССР.

Возрождение экономических связей с Россией для Молдавии важнее, чем для России, не раз отмечали эксперты.

Доля Молдавии в общем объеме товарооборота России сейчас не превышает 0,2%. Так что для Москвы предпочтительнее геополитическая составляющая возобновленных с 2008 года контактов двух стран.

Кремль, похоже, услышал от Додона то, что хотел услышать: проблема Приднестровья будет решаться при участии России, и Молдавия не будет вступать в НАТО. Это достаточно прочная основа для экономического сотрудничества.

Молдавия. Россия. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Алкоголь > gazeta.ru, 31 октября 2018 > № 2782597


Испания. Молдавия > Миграция, виза, туризм > russpain.ru, 30 октября 2018 > № 2779188

Группу из 22 молдаван вызволили из трудового рабства в Испании

Группа из более чем 20 граждан Молдавии попала в трудовое рабство в Испании. Как передает ИА REGNUM, об их ситуации стало известно из видеоролика, который один из молдавских граждан сумел выложить в соцсеть.

В ролике говорилось, что более двух десятков граждан Молдовы насильно удерживают на испанской ферме, содержат в антисанитарных условиях, не платят деньги за работу, а за неповиновение угрожают расправой. Автор ролика говорил, что работу за границей ему предложили в молдавском Агентстве по трудоустройству, обещая высокую зарплату. Но на месте все оказалось по-другому: «Нас держат как заложников, как рабов. У нас нет денег даже на еду».

В молдавском МИД сообщили, что тут же подключились к вызволению молдавских граждан из плена. И 17 из 22 человек, оказавшихся в трудовом рабстве, уже вернулись в Кишинев. Еще пять предпочли остаться в Испании, найдя там другую работу.

Стоит отметить, что Молдавию в поисках работы покинули более 1 млн. из 3,5 млн жителей страны.

Испания. Молдавия > Миграция, виза, туризм > russpain.ru, 30 октября 2018 > № 2779188


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 октября 2018 > № 2772533

Президент Молдавии Додон: ложь прямая, кривая и тайная

Ландскнехты Додона рыдают в социальных сетях: не все в Москве любят их патрона, не все разделяют их коммерческую любовь... Почему? Отвечаю по пунктам

Приближение парламентских выборов, анонсированных в Молдавии на конец февраля будущего года, заставляет тамошний политический класс резко активизироваться, пытаясь различными способами привлечь электорат на свою сторону. И если часть молдавской политической элиты во главе с фактическим руководителем Республики Молдова, главой Демократической партии В. Плахотнюком пока активнее использует внутриполитические аргументы (резкое повышение зарплат бюджетникам, запуск ряда социально ориентированных программ и т. п.) и старается постепенно отойти от внешнеполитической риторики, то президент Молдавии И. Додон и его Партия социалистов, за неимением реальной внутренней повестки, вновь и вновь пытаются эксплуатировать российские медиа и другие ресурсы.

Важная роль в обеспечении электорального сопровождения И. Додона отводится его декларируемой приверженности традиционным ценностям, среди которых ключевое место занимает православие. В значительной степени именно с этим были связаны большие ожидания Додона от планировавшегося на конец октября с.г. Пастырского визита Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Молдавию. Помимо сопровождения Святейшего непосредственно по территории Молдавии, И. Додон рассчитывал сопровождать патриарха и в приднестровский город Бендеры, намереваясь тем самым продемонстрировать верховенство молдавской светской власти на территории Приднестровья. Такой визит был бы заведомой провокацией — ведь молитвенное поминовение в присутствии президента Молдавии «властей и воинства» имело бы весьма неоднозначное звучание, особенно в Бендерах, где «воинство» Молдавии хорошо помнят по его кровавым деяниям 1992 года.

Однако пока что у Додона не сложилось. Вначале была обнародована информация, что в рамках Пастырского визита патриарх не посетит Приднестровье; затем, буквально накануне визита президент Молдавии на своей странице в социальной сети сообщил, что в телефонном разговоре с руководителем Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополитом Иларионом Додону было сообщено о переносе визита на неопределенный срок. Мы даже не будем чрезмерно комментировать то, что молдавский президент не знает, как правильно именовать руководителя ОВЦС РПЦ (Додон почему-то называет его «Илларионом»): как представляется, это не более чем пример потребительского отношения молдавских властей к «русским», которых считается незазорным использовать в своих интересах даже без того, чтобы правильно назвать одного из высших иерархов РПЦ.

Гораздо важнее то, что, хотелось бы надеяться, в Русской православной церкви решили не участвовать в навязываемых Додоном и его окружением мероприятиях откровенно провокационного характера, каковые могли бы иметь место в Бендерах. Да и общий контекст ситуации таков, что вряд ли Патриарху Московскому и всея Руси нужны дополнительные обвинения в политическом участии РПЦ в региональных процессах, тем более когда одна из политических сил Молдавии пытается монополизировать право на патриарха и дать пищу для возможного нарастания противоречий на еще одной канонической территории Московского патриархата, к которой уже давно присматриваются другие церкви, к примеру, Румынская (создавшая на территории Молдавии собственную «бессарабскую митрополию»). Впрочем, молдавский президент будет, вероятнее всего, очень настойчив в своем стремлении убедить Москву в необходимости визита патриарха Кирилла в Молдавию до февральских выборов.

В условиях неопределенности с новыми сроками визита Патриарха Московского и всея Руси Додон стремится получить максимум из запланированного на ближайшие дни официального визита в Российскую Федерацию. Молдавский руководитель, по-видимому, рассчитывает получить дополнительные «бонусы» к своей избирательной кампании в виде контактов с высшим российским руководством, а также добиться от Москвы ряда решений, которые использовались бы не только Додоном, но и теми силами, которые его в реальности контролируют и интересы которых Додон представляет.

Об этих интересах глава Молдавии откровенно рассказал в «программном» интервью изданию «Московский Комсомолец», причем откровенность некоторых пассажей Додона не должна смущать: Додон и его старшие партнеры и кураторы, видимо, уверились в том, что Москва будет вынуждена поддерживать И. Додона и далее, что бы он ни заявил и какие бы очередные кульбиты ни проделал. Отдельное спасибо профессионализму обозревателя «МК», позволившему Додону «раскрыться» во всей своей реалистичности. Тем не менее на наиболее значимых тезисах молдавского лидера мы всё же остановимся — с надеждой, что московские собеседники Додона также не оставят их без внимания или даже перестанут быть такими собеседниками.

Общий смысл интервью может быть сведен к тому, что ради победы Додона Москва должна отказаться от всех своих интересов в регионе, включая присутствие в Приднестровье и защиту приднестровских соотечественников, военно-политическое присутствие, статус гаранта и посредника в переговорах, а также от иных гарантий того, что российские интересы в регионе будут соблюдаться. Додон выдвигает требования о фактическом уходе Москвы — взамен на эфемерные перспективы своей победы и возможного «выравнивания баланса» в отношениях Молдавии с Россией и Западом. На деле молдавский президент не только практически прямым текстом отказывается от целого ряда своих прежних позиций, но и предлагает ряд новых «рецептов» для более эффективного и последовательного выдавливания России из региона.

Остановимся на некоторых тезисах подробнее.

1. В самом начале интервью Додон заявляет, что «Франция и Германия, как два активных члена ЕС», которые участвуют в 5+2, «могут сыграть важную, решающую роль» в молдо-приднестровском урегулировании. Молдавский президент практически «с места в карьер» предлагает еще больше ослабить переговорные позиции России и Приднестровья путем фактического подключения к переговорам Франции и Германии, да еще и с «решающей ролью». И это при том, что в нынешнем формате «5+2» Евросоюз, являющийся, как и США, только наблюдателем, не имеет права участвовать в принятии решений и не участвует в голосовании. По-видимому, Кишиневу недостаточно присутствия в «5+2» Молдавии, Украины, ЕС и США; позиции России надо ослабить еще больше, дав дополнительные возможности немцам и французам.

Конечно, бессмысленно отрицать значение Германии и Франции как «локомотивов» Евросоюза. Москва и сама пыталась заручиться прямой поддержкой Германии в 2010 г., когда пыталась «перезагрузить» отношения с ЕС путем создания совместного комитета «Лавров — Эштон». Но речь шла именно о диалоге в рамках еэсовских институтов, а не о прямом официальном подключении Германии. Удивляет и избирательность г-на Додона, который почему-то забыл о еще одном важном члене Евросоюза — Италии, которая председательствует в ОБСЕ в 2018 году. Хотя такая избирательность вполне понятна: новое итальянское правительство куда более сдержанно реагирует на вопрос о санкционном давлении на Москву, что, естественно, не устраивает настоящих кураторов молдавского президента, поэтому он и не наделяет Рим «решающей ролью» в урегулировании.

2. Додон прямо говорит, что Приднестровью некуда деваться от молдавских «объятий». Со всей прямолинейностью он заявляет, что Приднестровье — часть Молдавии, и надо «всего лишь» определить его «статус» в составе Молдавии. Тем самым Додон заранее предрешает модель окончательного урегулирования (хотя это не предусмотрено ни одним из документов переговорного процесса) и четко указывает Москве ее функцию: «вдавить» Приднестровье в Молдавию, сдать (как справедливо замечает обозреватель «МК») Приднестровье. При этом Додон по традиции забывает, что в рамках молдавского законодательства статус Приднестровья уже определен в рамках унитарной конституции Молдавии и закона Молдавии 2005 года, принятого единогласно парламентом Молдавии. Естественно, что о пересмотре этих фундаментальных основ молдавской позиции Додон предусмотрительно умалчивает.

Далее Додон не просто указывает Москве на ее функцию и Приднестровью на его «место». Молдавский президент фактически выдвигает Тирасполю и Москве ультиматум: «Приднестровью не выжить без Молдавии. Оно зажато между Украиной и Молдавией. А за Молдовой уже НАТО, Румыния». Вот такая «славная» перспектива: НАТО с одной стороны, Украина — с другой. Так что сопротивление бесполезно. Угроза более чем серьезна: Додон фактически ссылается на возможность вовлечения в конфликт Североатлантического альянса для того, чтобы не допустить реализации волеизъявления приднестровского народа и предостеречь Россию от попыток его поддержать.

И если кто-то не до конца понял, И. Додон добавляет:

«Кто-то надеется, что у Приднестровья будет независимость или статус субъекта РФ. Но это невозможно. … Ни Украина, ни Молдова этого никогда не примут».

Президент Молдавии, не таясь, подтверждает, что в отношении Приднестровья не только президент, парламент и правительство Молдавии «говорят на одном языке», но и то, что все институты молдавской власти в этом вопросе занимают консолидированную позицию с Украиной и готовы совместно «не принимать» иных сценариев, отличающихся от их моделей.

Такой подход напрямую перекликается с регулярными заявлениями президента и правительства Молдавии о том, что Украина должна «предоставить коридор» для вывода российских войск из Приднестровья.

В общем, когда это касается стратегических вопросов, г-н Додон готов блокироваться хоть с доморощенными русофобами, хоть с их более профессиональными и идейными «собратьями» из сопредельных государств.

3. Немало внимания Додон уделяет организационным аспектам сотрудничества России и Приднестровья. Ревнует, наверное. К примеру, когда ему проводят аналогию между Приднестровьем и Калининградом, он ее сразу отметает, причем с любопытной аргументацией. Дескать, сопоставление неуместно, поскольку в случае с Приднестровьем Додон «видит желание со стороны руководства эту проблему решить». То есть поддерживать соотечественников и уважать выбор приднестровцев — это не решение проблемы, а сдача российских и приднестровских интересов — это как раз свидетельство «желания решать».

Затем Додон доходит до прямой лжи. Он, в частности, утверждает, что якобы впервые состоявшееся назначение

«спецпредставителя президента РФ не по Приднестровью, а по Молдове, говорит о многом. Потому что все, кто был до сих пор на этом направлении — Рогозин, а до него Фурсенко, — были именно спецпредставителями президента РФ по Приднестровью. Дмитрий Козак — спецпредставитель Путина по торгово-экономическим отношениям с Молдовой».

Повторим: это прямая и опасная ложь, искажающая не только картину ранее существовавших связей, но и направленная на то, чтобы не допустить их восстановления в дальнейшем. Ситуация прямо противоположна описываемой Додоном: ранее только Д. Рогозин был спецпредставителем президента России по Приднестровью, но при этом он же занимал должность российского сопредседателя российско-молдавской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Таким же сопредседателем межправкомиссии был и упомянутый А. Фурсенко. Додон стремится исключить возможность возврата модели, при которой существовала отдельная должность спецпредставителя по Приднестровью, для чего намеренно вводит в заблуждение ту аудиторию, на которую рассчитано интервью.

При этом именно существовавшие до назначения Д. Рогозина модели себя не оправдали, поскольку они не создавали организационных возможностей для системного прямого диалога Приднестровья с российскими структурами. Существование должности отдельного спецпредставителя по Приднестровью, со всеми издержками качества реализации того функционала, который был на нее возложен, позволяло вести такой прямой диалог и оказывало на Кишинев сдерживающее воздействие. Вполне закономерно, что молдавские власти в лице Додона и иже с ним радуются капитулянтскому решению российских чиновников, не обосновавших необходимость назначения нового отдельного спецпредставителя по Приднестровью, и для «закрепления эффекта» добавляют прямую ложь в данном вопросе.

4. Додон повторяет расхожий на Западе тезис о том, что «на постсоветском пространстве приднестровская проблема самая близкая к решению». Правда, этот тезис используют в основном свеженазначенные представители Запада, а спустя непродолжительное время они признают необоснованность такого «оптимизма». Молдавский президент, отдавая отчет в реальной глубине существующих проблем, всё же эксплуатирует данный тезис, рассчитывая на то, что потребность во взаимных контактах России и Запада, усталость Москвы и ряда сил на Западе от взаимной конфронтации перевесит прагматизм и благодаря этому удастся реализовать кишиневский сценарий поглощения Приднестровья.

5. И. Додон заявляет, что одна из его задач — «добиться признания этого статуса [нейтралитета] на международном уровне». Но при этом Додон ровным счетом ничего не предпринимает для того, чтобы добиться такого признания от международного сообщества — назначенные им послы не вносят проекты соответствующих резолюций в секретариат Организации Объединенных Наций, а вместо этого активно продвигают антироссийские проекты, требующие ликвидации российского военного присутствия, и т.п. Ровным счетом президент Молдавии не предпринимает никаких усилий для конкретизации статуса нейтралитета на внутреннем уровне — не принимает указов, не вносит в парламент законопроекты, не вспоминает о рекомендациях посредников от ОБСЕ, России и Украины о демилитаризации Молдавии и Приднестровья как о предпосылке нейтралитета. Вместо этого по традиции Додон вновь заявляет о том, что «Молдова — нейтральное государство, на ее территории не должно быть войск других стран». Иными словами, для И. Додона нейтралитет может быть обеспечен только посредством вывода российских войск, и никаких усилий по другим направлениям он не считает нужным предпринимать. Вообще, складывается впечатление, что постоянные заявления Додона о необходимости «признания статуса нейтралитета» ориентированы исключительно на то, чтобы вновь и вновь актуализировать проблему вывода российских войск.

При этом Додон отмечает необходимость обеспечения вывода российских войск в рамках общего урегулирования. По сути, вывод российских войск обозначен молдавским президентом в качестве одной из предпосылок / условий окончательного урегулирования.

Интересно знать, как к такой «пророссийской» позиции относится автор проекта Меморандума 2003 г. Д. Козак, на которого Указом Президента Российской Федерации в июле с.г. было возложено исполнение обязанностей специального представителя президента РФ по развитию торгово-экономического сотрудничества с Республикой Молдова. Напомним, что в проекте «Меморандума Козака» именно сохранение, а не ликвидация, российского военного присутствия выступало в качестве одного из ключевых элементов урегулирования. В общем, «почувствуйте разницу».

6. Кстати, о «Меморандуме Козака» И. Додон также вспоминает. Правда, он честно признает, что «не знает всех деталей переговоров по плану Козака», но при этом молдавский президент заявляет, что «он [Меморандум] — уже прошлое». Удобная позиция, особенно для политического деятеля, который всего лишь несколько лет назад публично представлял проект «федерализации Республики Молдова», в котором влияние «Меморандума Козака» было заметно практически по всем статьям, кроме российского военного присутствия и ограниченного права вето для Приднестровья на переходный период. Теперь И. Додон, в отличие от себя, прежнего, выступает против федеративной идеи.

Но в интервью «МК» Додон идет дальше и заявляет, что «в будущем может быть только молдавский план». Интересно, кто в этом убедил Додона? Если это его советники, то те комплименты, которые молдавский президент им расточает по тексту интервью, явно преувеличены. Если же президент Молдавии сам пришел к такому умозаключению, то его советникам необходимо чаще возвращать своего шефа в реальность из конструируемой им альтернативной версии мироустройства.

Вместе с тем мы очень далеки от недооценки Додона, его советников и в особенности его настоящих кураторов. За словами о том, что будет «только молдавский план», помимо бахвальства и завышенной самооценки, скрывается очень четкий «месседж» посредникам, в первую очередь России: Кишинев на самом деле не собирается договариваться, поэтому никакие услуги посредников и гарантов ему не нужны. Всё будет только по-кишиневски, а кто не согласен — см. выше, про НАТО и Украину. Додон четко и последовательно продолжает курс на нивелирование статуса Российской Федерации как гаранта и посредника, переводит молдаво-приднестровский конфликт в плоскость внутреннего законодательства Молдавии и не комплексует по этому поводу, поскольку это в полной мере отвечает тем установкам, которые он реализует.

«Примут или нет [молдавский план]? — задается И. Додон риторическим вопросом и сам же на него отвечает: — Для этого надо садиться за стол переговоров и договариваться». Но для тех, кто не понял сразу, Додон повторяет: «Если кто-то думает: пусть Молдова идет в ЕС, в НАТО, в Румынию, а Приднестровье будет отдельно, — не будет этого». Т. е. переговоры — это профанация, в Кишиневе всё уже решили, задача России — «помочь» Тирасполю понять бесперспективность сопротивления, а если Москва не справится — снова см. выше, про Украину и НАТО.

Непонятно только одно: почему в Москве до сих пор считают, что такие заявления — свидетельство «пророссийской» позиции Додона в урегулировании, позволяющие рассчитывать на «прорыв» в урегулировании? Или «прорыв» вновь планируется обеспечить за счет сдачи российских и приднестровских интересов, а потом всё списать на «непредсказуемость» молдавских «партнеров»?

7. И. Додон довольно смело рассуждает о геополитической проблематике. По его словам, «если попытаться Молдову поставить перед выбором «или-или» [между Россией и Западом], как это было на Украине, то это приведет к дестабилизации. Поэтому единственно правильная позиция состоит в том, чтобы иметь хорошие отношения и с теми, и с другими». В общем, старая добрая попытка усидеть на нескольких стульях, попытаться одновременно получить фосфор из рыбной пищи и профилактику для того места, которым усаживаются на нескольких стульях.

И. Додон заявляет о стремлении иметь «хорошие отношения» и с Западом, и с Востоком. Кроме того, он видит в получении для Молдавии статуса наблюдателя при ЕАЭС создание некоего баланса между европейским и евразийским векторами. Правда, баланс получается весьма своеобразным: перед Европейским союзом у Молдавии есть целая система обязательств, от политики до общей зоны свободной торговли, и по мере реализации разного рода «дорожных карт» привязка Молдавии к евроатлантическим системам координат лишь усиливается. Напротив, на восточном направлении — ни к чему не обязывающий статус наблюдателя в ЕАЭС и всё более углубляющийся разрыв, которому способствуют регулярные решения молдавских властей об ограничении прав русскоязычных и статуса русского языка, о высылке российских дипломатов и депортации российских журналистов и общественных деятелей и т. п.

И конечно, президент Молдавии уже не вспоминает, что совсем недавно он собирался ставить вопрос о денонсации Соглашения об ассоциации Молдавии и Евросоюза, но избрание его на высший государственный пост произвело с ним чудесную метаморфозу, позволяющую забывать о разных обещаниях.

Такое стремление Додона «дружить со всеми» частично уже описано: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!» (Откр. 3:15). Пока что, однако, «не работает» продолжение: «Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3:16).

Единственное, в чем можно согласиться с И. Додоном, так это в том, что в дальнейшем ситуация вполне может пойти по украинскому сценарию. Более того, политическая элита Молдавии отнюдь не стремится противодействовать такому сценарию, поскольку раскол и поляризация общества способствуют внешней коммуникации молдавской политэлиты: одна ее часть говорит о «противодействии российской гибридной угрозе», другая часть — о «развороте в сторону России». Интересы народа, его воля — вторичны. Политэлита Молдавии, похоже, всерьез полагает, что, даже с учетом украинского опыта, сумеет удержать общество в расколотом состоянии и использовать это в своих интересах. Хотя, как свидетельствует тот же украинский опыт, у западных кураторов может быть другое видение ситуации, и оно в конечном счете оказывается более значимым.

8. И. Додон в своих заявлениях вновь солидаризовался с позицией правящей Демпартии и ее лидером — В. Плахотнюком. В частности, после провала попытки демократов внести в Конституцию Молдавии поправку о «европейском пути развития Молдовы» лидеры Демпартии заявили о своем намерении вынести данный вопрос на референдум. В интервью «МК» И. Додон высказал такое же мнение.

Это могло бы выглядеть торжеством непосредственной демократии, если бы не специфика Молдавии, где мобилизационные возможности и административные ресурсы правящей Демпартии не в пример выше. Вряд ли Додон не понимает, что согласие с идеей референдума чревато самыми серьезными рисками именно для идеи евразийской интеграции. И не потому, что эту идею поддерживает мало людей. Дело, во-первых, в отмеченных выше возможностях правящей партии, а во-вторых, в пассивном отношении граждан Молдавии к референдумам. И вполне может сложиться ситуация, когда референдум провалится из-за низкой явки, что ударит прежде всего по евразийской идее.

Если же молдавская власть пойдет на совмещение выборов и референдума, то вызовы могут быть еще серьезнее. Соглашаясь с концепцией Плахотнюка и поддерживая идею референдума, который может быть проведен в канун или одновременно с выборами, Додон осознанно идет по пути реализации заранее подготовленного сценария дискредитации идеи евразийской интеграции.

9. Молдавский президент, рассчитывая на недостаточную осведомленность читателя, приводит свою версию эволюции политической системы Молдавии и ее новейшей истории. Поможем нашим читателям, включая читателей «МК», которых И. Додон пытался ввести в заблуждение, относительно особенностей развития молдавской политической системы и роли партии социалистов в этих процессах.

В частности, в период конституционной реформы 2000 г. (а не 1996 г., как утверждает И. Додон) Молдавия действительно перешла к избранию президента парламентом. При этом особого ограничения полномочий не произошло, за исключением некоторых аспектов, связанных с процедурой назначения членов правительства, и президент Молдавии В. Воронин, опиравшийся на парламентское большинство, не жаловался на недостаток полномочий.

Протесты 2015−2016 гг., в которых в центре Кишинева участвовали социалисты и представители правой оппозиции, достигли пика зимой 2016 г., и ситуация в Молдавии была близка к полномасштабному политическому кризису и досрочным парламентским выборам. Именно тогда и было принято решение о возврате к процедуре всенародного избрания президента, однако это решение было принято в весьма необычном порядке — вмешался Конституционный суд, контролируемый Демпартией, и постановил, что реформа 2000 г. была осуществлена с нарушением действующих на тот момент норм; вопрос о полномочиях президента Конституционный суд тогда не рассматривал. Решение парламента о возврате к всенародным выборам возымело эффект брошенной кости, на которую поспешила броситься оппозиция. При этом социалисты во главе с Додоном едва ли не первыми прекратили участие в протестах — вместо того, чтобы довести начатое до конца и добиться возврата президенту некоторых утраченных полномочий.

И. Додон умалчивает, что избирательность молдавского Конституционного суда была ему на руку: судьи решили вернуться к ситуации до принятия поправок 2000 г. в части всенародного избрания главы государства, но сохранили введенные с 2000 г. повышенные требования к кандидатам на высший государственный пост (в частности, более высокий возрастной ценз). Это позволило исключить из предвыборной кампании одного из реальных претендентов — Р. Усатого.

Что касается «утраченных» полномочий, то произошло это в значительной степени потому, что Додон сам пользовался плодами избирательностью конституционной юстиции Молдавии. Благодаря такому «правосудию» И. Додон беспрепятственно стал президентом, из гонки был исключен один из реальных претендентов и т.п. Стоит ли удивляться Додону, что выборочное «правосудие» стало работать против него?

Периодическое «устранение» Додона от исполнения им конституционных полномочий президента, осуществляемое по мере надобности Конституционным судом Молдавии, тоже оказалось возможным потому, что И. Додон довольствовался малым и прекратил протест вместо того, чтобы добиться восстановления института президентства в полном объеме, а также слишком вяло реагировал на фактическое ограничение его полномочий, осуществлявшееся вне рамок законодательства, в формате юридической практики, не основанной на законе. Пассивность президента позволила придать принятым решениям силу прецедентов.

Даже несмотря на то, что Молдавия — парламентская республика, где у президента в основном представительские полномочия, всё же и президент, тем более всенародно избираемый, мог бы эффективнее использовать имеющийся в его распоряжении инструментарий, включая приостановление действия правительственных постановлений и т. п.

10. И. Додон не избегает лжи в мелочах, а также разного рода подтасовок фактов, полуправды и показательных откровений.

К примеру, ложь — заявление Додона о том, что «раньше с приднестровскими номерами невозможно было ездить в страны ЕС». Долгое время с приднестровскими автономерами можно было ездить практически в любые европейские страны, за исключением Румынии. Но жесткая позиция Молдавии, регулярные требования к государствам ЕС о незаконности приднестровских номерных знаков плюс лоббистские усилия Румынии в рамках Евросоюза позволили Кишиневу добиться масштабных ограничений на въезд приднестровского автотранспорта в ЕС. Создав проблему, Кишинев сделал вид, что способствует ее разрешению.

Если говорить о полуправде, то можно процитировать слова Додона о том, что «у нас одна треть населения русскоязычные. У нас общество разделено практически на две части». Раздел общества действительно есть, но он возник не сейчас и существовал, когда И. Додон участвовал в президентской кампании 2016 г. Поэтому такие утверждения — во-первых, удобный аргумент для отказа от обещанного самим же Додоном пересмотра условий действия Соглашения об ассоциации Молдавии с Евросоюзом. Во-вторых, молдавский президент вновь «забывает» о Приднестровье, с которым хочет якобы «договариваться» и где на деле проживает более двух третей русскоязычных. Молдавский президент вновь подтверждает, что не видит в Приднестровье равноправного партнера по переговорному процессу.

Своеобразную подтасовку несложно увидеть в словах И. Додона о важности того, «на каких условиях произойдет реинтеграция страны». Молдавский президент вновь пытается сделать вид, что всё предрешено, и нужны лишь некоторые юридические формулы, видимо, магического свойства. Но в Приднестровье адекватно оценивают способности и возможности Конституционного суда Молдавии, который способен истолковать / изменить / отменить любую норму в выгодном для власти в ключе, и поэтому любые правки в законодательство Молдавии, включая Конституцию, могут быть лишь вспомогательными механизмами, но никак не могут заменить реальных международных гарантий.

В Приднестровье и России хорошо знают цену обязательствам Молдавии и ее руководителей. Думается, что и спецпредставитель президента России Д. Козак тоже хорошо знает цену заверениям молдавских руководителей и их подписям — ведь даже парафированных текстов «Меморандума Козака» существует как минимум два, и более поздняя версия, готовившаяся, по-видимому, к подписанию, в значительной мере ужесточена в пользу Молдавии. Но и это не помогло в формировании политической воли у высшего руководства Молдавии.

Тезис И. Додона о том, что «если нам будут даны международные гарантии нейтралитета, то выход есть» (речь идет о ситуации в случае изменения конфигурации власти в Молдавии), тоже наглядный пример недомолвок и полуправды. Додон вновь эксплуатирует тезис о «нейтралитете», но не говорит, что же молдавские власти в реальности предпринимают для этого и почему весь вопрос «нейтралитета» сводится к ликвидации российского военного присутствия в регионе. Ответ прост: Кишинев не планирует договариваться с Тирасполем, а рассчитывает, что призрачный нейтралитет Молдавии окажется настолько важным для Москвы, что она, в свою очередь, принудит Тирасполь согласиться с условиями Кишинева. В общем, история о стеклянных бусах и золоте в молдавской интерпретации.

Мы обозначили лишь некоторые моменты в программном интервью Додона, хотя его разбор мог бы занять и больше времени. Но, как представляется, и приведенного достаточно для того, чтобы понять: молдавские власти предлагают России эфемерную выгоду типа «нейтралитета» или «истории успеха с Западом» в обмен на реальный отказ от стратегических интересов в регионе. Москву пытаются подтолкнуть к самостоятельному решению об уходе из Приднестровья, без перспектив вернуться.

Мы прекрасно знаем один из важнейших доводов, используемых лоббистами И. Додона в Москве при сопровождении его по различным высоким кабинетам «за зубцами», «на площадях» и «на набережных» (возможно, и «в лесах»). Додон, мол, не очень, но других-то всё равно нет. И мы даже не будем заочно полемизировать на эту тему, даже по вопросу о том, почему у «прозападных» вполне длинная «скамейка запасных», позволяющая проходить в парламент несколькими «колоннами», в то время как «пророссийские» мошенники и лжецы монополизировали электоральное пространство и рискуют потерять всё.

Хотелось бы обратить внимание на то, что происходящее — очередная реализация выбора между категориями «нечто» и «ничто». Почему-то «нечто» снова оказывается предпочтительнее, хотя у Москвы уже должен был бы накопиться опыт такого выбора. На «нечто» уже соглашались, поддерживая Януковича на Украине, на «нечто» рассчитывали, помогая Воронину в Молдавии, причем не единожды. Вроде давно понятно, насколько коротка дистанция между категориями «нечто» и «ничтожество». Но и сейчас в Москве снова делают ставку на «нечто», хотя в нынешней ситуации «ничто» могло бы стать более безобидным вариантом — хотя бы для того, чтобы в будущем получилось «что-то», а не очередное «ничтожество».

Известно также, что у московских любвеобильных поклонников И. Додона есть еще один аргумент в его пользу, аналогичный мнению американцев об одном из латиноамериканских диктаторов: дескать, он такой-сякой, но он наш такой-сякой. Нет, господа, он не ваш и не наш. Он просто… такой-сякой. И вы это знаете, и он это знает. Но вы делаете вид, что вы, многочисленные и московские, умнее его и хитрее. Но именно он манипулирует вами как известно что — известно чем. И это не его, а наша проблема. И виноваты в неизбежном обмане Додоном — России в вашем лице — будете вы, а не Додон.

Сергей Артёменко

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2508624.html

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 октября 2018 > № 2772533


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 октября 2018 > № 2772551

Председатель парламента Молдавии Андриан Канду полагает, что президента Игоря Додона снова временно отстранят от должности, поскольку он не согласится подписать три закона, в том числе тот, который направлен на ограничения трансляции в республике российских телеканалов.

Додона четыре раза временно отстраняли от обязанностей, трижды это было связано с отказом утвердить кандидатуры министров.

"Насколько я понимаю, новый аудиовизуальный кодекс будет отклонен президентом", — заявил спикер парламента в четверг в эфире телеканала N4, добавив, что "это означает временную приостановку полномочий президента, во время которой будут подписаны три закона".

Помимо закона, затрагивающего российские каналы, президент выступает против празднования 9 мая Дня Европы и передачи территории бывшего республиканского стадиона в Кишиневе под строительство нового здания посольства США.

"Я не думаю, что мы единственная страна, в которой отстраняют президента. Но мне кажется, что подобное не должно происходить, потому что каждый должен выполнять свои обязанности", — добавил Канду.

В 2017 году парламент принял законопроект по борьбе с "иностранной пропагандой", в том числе якобы российской. Документ запрещает трансляцию программ телевидения и радио с информационным, информационно-аналитическим, военным или политическим содержанием, которые произведены в странах, не ратифицировавших Европейскую конвенцию о трансграничном телевидении. При этом ретрансляция развлекательных программ или других программ разрешена.

В конце июля этого года парламент утвердил новый аудиовизуальный кодекс, который также предусматривает ограничения для российских телеканалов. Президент заявил, что не будет утверждать закон, но не исключает, что это могут сделать без его участия.

Противостояние президент Молдавии с парламентским большинством и правительством продолжается не один год. Основным предметом споров остается внешняя политика страны: президент настаивает на сближении с Россией, тогда как парламентское большинство и назначаемое им правительство склоняются в сторону Запада. Додон блокирует инициативы проевропейских властей, а предложения президента не находят поддержки среди депутатов.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 октября 2018 > № 2772551


Россия. Молдавия > Транспорт > akm.ru, 25 октября 2018 > № 2769817

Между Росавиацией и Органом гражданской авиации Республики Молдова подписано рабочее соглашение о сотрудничестве в области лётной годности. Об этом говорится в материалах российского ведомства.

Рабочее соглашение нацелено на упрощение процедур признания авиационными властями Республики Молдова одобрительных документов, выдаваемых Росавиацией на экспортируемую авиационную технику. Ещё одной важной задачей, решаемой в рамках рабочего соглашения, является обмен на постоянной основе информацией по вопросам поддержания лётной годности российской авиационной техники, находящейся в эксплуатации в Республике Молдова.

Росавиация продолжает активную работу с авиационными ведомствами других государств по заключению технических соглашений в области сертификации и лётной годности и укреплению эффективного сотрудничества в целях повышения безопасности полётов.

Россия. Молдавия > Транспорт > akm.ru, 25 октября 2018 > № 2769817


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 октября 2018 > № 2764027

Массовые обыски, в том числе в мэрии Кишинева, по делу о коррупции в области строительства завершились, задержаны шесть человек, еще 19 получили статус подозреваемых, сообщила пресс-служба Национального антикоррупционного центра (НАЦ).

"Двадцать пять человек, из которых 3 — сотрудники генерального управления архитектуры, урбанизма и земельных отношений мэрии Кишинева, а также 22 посредника и получателя услуг от чиновников, были доставлены в НАЦ для дачи показаний после того, как в их домах и рабочих кабинетах прошли обыски. Из общего числа подозреваемых, шесть человек были задержаны на 72 часа… Это замглавы управления, два его подчиненных, один технический эксперт и два посредника".

В ведомстве отметили, что чиновников из мэрии подозревают в создании преступной схемы, которая позволяла оформлять документы, необходимые для выполнения строительных работ. Они выдавали через посредников разрешения на строительство, реконструкцию, перепланировку зданий, разработку проектов, а также подписывали протоколы о приеме готовых объектов.

По данным следствия, за эти услуги подозреваемые получали крупные денежные суммы. За время расследования были документально подтверждены десятки подобных случаев. Задержанных подозревают в пассивной коррупции и превышении служебных полномочий. Следственные мероприятия продолжаются, чтобы выявить всех участников схемы. добавили в ведомстве.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 октября 2018 > № 2764027


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 октября 2018 > № 2764016

Депутаты молдавского парламента одобрили в первом чтении законопроект о внесении в конституцию пункта о евроинтеграции, но второе чтение он не прошел.

От голосования отказались четыре фракции — социалисты, коммунисты, либералы и либерал-демократы.

"Пятьдесят четыре голоса было отдано за поддержку <…>. Если бы 13 депутатов — либерал-демократы и либералы — не покинули зал заседания, то проект мог бы быть утвержден", — сказал председатель парламента Андриан Канду.

Согласно местному законодательству, для изменения конституции необходимо, чтобы проект поддержали 67 депутатов.

"Это провал страны, у которой был шанс создать европейское будущее. Мы рассматриваем возможность инициировать референдум по вопросу европейской интеграции. Возможно, он будет проведен в тот же день, что и парламентские выборы (24 февраля 2019 года. — Прим. ред.)", — заключил Канду.

Демократическая партия Молдавии (ДПМ), которой принадлежит парламентское большинство, в сентябре 2017 года предложила внести изменения в конституцию. Демократы хотят закрепить курс страны на евроинтеграцию. Они ссылаются на постановление конституционного суда от 9 сентября 2014 года, в котором "ориентация на европейские демократические ценности" была названа "определяющим элементом конституционной идентичности Молдавии".

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 октября 2018 > № 2764016


Молдавия. Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > gazeta.ru, 18 октября 2018 > № 2763462

Президент Турции Реджеп Эрдоган прибыл в Молдавию. Этот двухдневный визит важен не только для самой республики, видящей в Турции крупного и экономического партнера, но и лично для президента Игоря Додона, который хочет укрепить свои внешнеполитические связи перед приближающейся парламентской гонкой. Турция же заинтересована в контактах с Молдавией из-за проживающего в стране тюркоязычного меньшинства.

Президент Турции в сопровождении делегации министров и бизнесменов прибыл в Молдавию с официальным визитом, которому турецкие СМИ придают большое значение.

Посол Молдавии в Турции Игорь Болбочану в интервью турецкому агентству Anadolu назвал визит турецкого лидера «историческим», отметив, что он предусматривает подписание ряда соглашений по усилению экономических и торговых связей между двумя странами, а также имеет «стратегическое значение» как для Турции, так и для Молдавии.

Эрдогана принимает президент страны Игорь Додон, для которого такой визит является возможностью укрепить внешнеполитические связи на фоне противостояния с политическими оппонентами внутри страны.

В следующем году в Молдове должны пройти парламентские выборы, которые очень важны для Додона. Он надеется, что возглавляемая им Партия социалистов сможет получить большинство и сформировать кабинет, прекратив тем самым конфликт правительства и президента.

При этом президент Турции встречается и с главой оппозиционного Додону правительства проевропейских демократов Владом Филатом.

Европейские СМИ, освещающие встречу, отмечают определенный символизм: Додон принимает Эрдогана в президентском дворце, ремонт которого проводили турецкие фирмы. Здание сильно пострадало в 2009 году. Тогда его атаковали демонстранты в знак протеста против выборов, которые, по их мнению, были сфальсифированы в пользу правящей тогда Партии коммунистов.

По данным турецкого агентства, Анкара с 1994 года осуществила более 400 деловых и культурных проектов на территории Молдовы.

Православные братья Турции

Кроме Кишинева, Эрдоган побывает и в Гагаузии — молдавской автономии, где проживают гагаузы — тюркоязычный народ, в основном исповедующий православную веру. Согласно переписи 2014 года, в Молдавии проживают более 160 000 гагаузов.

В 2017 году Гагаузию впервые посетил турецкий премьер министр Бинали Йылдырым, который назвал регион «духовным мостом» между Турцией и Молдавией.

Во время тогдашнего визита было запущено несколько турецких инвестиционных проектов в Гагаузии. Среди них — крупный отель, а также детский сад, названный в честь покойного президента Турции Сулеймана Демиреля. Турецкие власти активно печатали учебники для обучения гагаузов турецкому языку.

Турция активно развивает связи с этим регионом. В Анкаре не скрывают, что стремятся поддерживать близкие туркоязычные народы на всем постсоветском пространстве.

«Пытаясь укорениться в Молдавии, используя «гагаузский якорь», Анкара делает дальновидный стратегический ход», — писал в 2011 году о турецком влиянии в Гагаузии в академическом журнале «Международная жизнь» специалист по региону Владислав Гулевич.

В свою очередь, аналитик экспертного института GSA в Вашингтоне Теодор Карасик напоминает «Газете.Ru», что «представители гагаузов играют важную роль в банковской и политической системе страны». Он также отмечает что различные тюркоязычные народы — это «орудия» Турции, которые страна может использовать в геополитических целях по мере необходимости.

Власти Молдовы, однако, не демонстрируют беспокойства и турецкому влиянию в регионе не препятствуют. Экономические проекты Турции в Гагаузии помогают этой небогатой молдавской автономии. Посол Молдовы в Турции накануне визита сказал, что гагаузы играют «важную роль в развитии двусторонних отношений». Во время визита Эрдогана президент Молдовы Додон уверил турецкого коллегу, что Молдова сохранит автономию Гагаузии.

Правда, не все так гладко в отношениях Гагаузии с Анкарой. Некоторые представители народа не в восторге от усиления турецкого влияния. В 2017 году на проходившем в Кишиневе Всемирном конгрессе гагаузов его участники не без негодования отмечали, что

Турция хотела бы ослабить влияние русской культуры на гагаузов.

Визит Эрдогана в Молдавию происходит через несколько дней после того, как из страны было выслано несколько турецких преподавателей.

На этот шаг молдавские власти пошли с подачи турецких властей, которые сообщили им, что эти граждане связаны с праповедником Фетхуллахом Гюленом — личным врагом Эрдогана. При этом группа учителей попросила в Молдове убежище, аргументировав это угрозой тюремного заключения на родине.

Для Эрдогана, который считает, что Гюлен причастен к попытке военного переворота в Турции, отношения властей той или иной страны к его фигуре являются определенным маркером. Это понимают и молдавские власти, для которых высылка преподавателей стала возможностью продемонстрировать степень лояльности к официальной Анкаре.

Сам Эрдоган во время пресс-конференции с молдавским президентом не забыл упомянуть об организации Гюлена, отметив, что «в совместной борьбе» против нее Турция надеется на «поддержку молдавских друзей».

Визит в нейтральную Молдавию стал первым для турецкого президента зарубежным визитом после кризиса, связанного с пропажей, а возможно и убийством саудовского журналиста в консульстве Турции.

На фоне инцидента Эрдоган стал налаживать отношения с США, однако на Западе его активно критикуют за собственные нарушения прав человека. В Молдавии же, которая видит в Турции крупного экономического партнера, на турецкие прегрешения внимания не обращают.

Молдавия. Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > gazeta.ru, 18 октября 2018 > № 2763462


Молдавия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2761940

В Москве стартовал Российско-Молдавский молодежный форум

16 октября в Российском Государственном Университете нефти и газа им. И.М. Губкина состоялась церемония открытия Российско-Молдавского молодежного форума. Активисты, общественные деятели, молодые предприниматели, волонтеры, представители молодежного парламента, журналисты и блогеры из Республики Молдова встретились со студентами России на площадке университета.

Член Экспертного Совета Комитета по делам национальностей Государственной Думы Российской Федерации Камил Габдулин поприветствовал участников форума:

«На сегодняшний день Россия и Молдавия являются стратегическими партнерами, и, по моему глубокому убеждению, такое партнерство должны создавать именно мы – молодежь. Темы, которые будут обсуждаться во время форума, являются естественной основой взаимоотношений наших стран. Я предлагаю уже сегодня начать выстраивать диалог между конкретными гражданами России и Молдавии, высказывать инициативы, создавать проекты».

Ключевая цель форума – создание условий для расширения и укрепления российско-молдавского международного молодежного сотрудничествасреди участников обеих стран и подготовки их к эффективной деятельности по направлениям.

Руководитель делегации из Молдовы, депутат Кишиневского городского совета Никита Цурканотметил важность проведения таких форумов для обеих стран.

«Это площадка, дающая отличные возможности для заинтересованной молодежи. Здесь вы знакомитесь, делитесь опытом, создаете новые проекты и развиваете уже существующие»,– высказался Никита Цуркан.

В течение всего дня участники будут обсуждать три основные темы форума: туризм, предпринимательство и добровольчество. Сегодня в рамках этих секций проходят презентации реализуемых проектов в России по направлениям. Так, участники из Молдовы узнали об опыте проведения конкурса «Расскажи миру о России», «Если бы я был президентом», патриотической акции «Рисуем победу», познакомились с деятельностью ВОД «Волонтеры-медики», а также обсудили тему молодежного туризма как фактора международной интеграции и предпринимательства.

Напомним, Российско-Молдавский молодежный форум проходит с 15 по 20 октября. Проект проведения Форума является победителем Всероссийского конкурса молодёжных проектов среди образовательных организаций высшего образования РФ, проведённого Федеральным агентством по делам молодёжи в 2018 году и реализуется с использованием средств грантовойподдержки. Организатором выступает Юго-Западный Государственный Университет при поддержке Федерального агентства по делам молодежи и Федерального государственного бюджетного учреждения «Ресурсный Молодежный Центр».

Молдавия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2761940


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 октября 2018 > № 2759678

Кремль в ловушке «Януковича-2»: катастрофа в Молдавии и Приднестровье

«Никогда такого не было — и вот опять»

События последнего времени свидетельствуют о том, что давление на Россию усиливается, и эта тенденция, скорее всего, будет сохраняться. Одни государства заявляют о состоянии «кибервойны» с Россией, другие требуют введения против Москвы новых санкций, третьи пытаются заблокировать жизненно важные для Российской Федерации проекты и т. п. Провоцируется раскол в мировом православии, который может породить «эффект домино» на других канонических территориях Русской православной церкви.

При этом те силы и политики, от которых в Москве ждали если не пророссийской, то хотя бы нейтральной позиции, пока явно не оправдывают ожиданий. Так, итальянское коалиционное правительство пока не торопится блокировать санкционные решения Евросоюза, требуя от Брюсселя лишь обсуждения эффективности уже введенных и, возможно, будущих санкций. Аналогичным образом действуют венгерское и австрийское правительства. Как-то незаметно стихли победные реляции по поводу победы «пророссийского политика» на выборах президента Болгарии в 2016 г. Церковная дипломатия также не всегда своевременно реагирует на возникающие вызовы, что осложняет возможности минимизации негативного эффекта от предпринимаемых против РПЦ шагов.

При всём этом российские власти тратят значительные ресурсы для продвижения своих интересов, для повышения дееспособности «пророссийских» сил, для расширения возможностей своего влияния на ситуацию в тех или иных важных для Москвы регионах. Однако эффективность такого «инвестирования» и российской «мягкой силы» пока вызывает больше вопросов.

Мы далеки от того, чтобы идеализировать западное влияние на региональные процессы или тем более отрицать его. Равно как мы далеки от того, чтобы объяснять все события в регионах, представляющих для России особый интерес, только западными «методичками» и «печеньками». Но, как представляется, отдача от западных вливаний в режимы типа украинского или ему подобных не в пример выше, чем результат многомиллиардных российских инвестиций. Да и политическая система западного мира оказывается не столь восприимчивой к «пророссийским» политикам, как того могли бы ожидать в Москве, осваивая очередные бюджеты.

Представляется, что в значительной мере невысокий КПД российских инвестиций связан с некоторыми принципиальными отличиями российского подхода в этих вопросах от условно западных. Ключевые отличия связаны, можно сказать, с философией подходов.

Во-первых, Запад инвестирует и в политические системы, и в персоналии, но при этом проводит значительную «селекционную работу», формируя целые генерации взаимно заменяющих друг друга политиков и поддерживая между ними политическую конкуренцию. Напротив, Москва предпочитает опираться в своей деятельности на персонализацию и максимальную концентрацию усилий вокруг конкретных персоналий, которые объявляются «пророссийскими» и под которых нередко «зачищается» политическое пространство в том или ином регионе. Поэтому российские интересы зачастую оказываются чрезвычайно уязвимыми — именно из-за того, что Москва доверяет «конкретным пацанам», а их неминуемое предательство приводит к тому, что разваливается вся работа. Так было в Молдавии с президентом В. Ворониным, так было на Украине с В. Януковичем. По-видимому, так будет в Молдавии с президентом И. Додоном. Российские власти, похоже, так до конца и не поняли значения принципов системности и солидарности в политических механизмах других стран — и в значительной мере с этим связаны разочарования от действий Трампа, итальянцев, австрийцев etc. Россия не генерирует зависимые системы, а рассчитывает на прямые договоренности с конкретными политиками. Под честное слово, под личные гарантии — но эти гарантии оказываются в лучшем случае самолетом (вертолетом), который доставляет очередного «пророссийского» политика на российскую территорию.

Во-вторых, Запад крайне жестко контролирует и систему, и своих протеже, и эффективность и обоснованность расходования ими выделяемых им средств. Более того, западники избегают того, чтобы их помощь носила персонифицированный характер, хотя, конечно, бывают исключения. Тем не менее западники гораздо реже связывают реализацию тех или иных проектов с конкретными политиками, стараясь подчеркивать, что выделяемое финансирование — это «структурная помощь» Молдавии, Украине, далее по списку. В свою очередь, Москва гораздо чаще подчеркивает, что российские проекты ориентированы под определенных политиков, а их дальнейшая реализация напрямую детерминируется их статусом — к примеру, сохранением власти или приходом к ней. В этом не было бы ничего необычного, если бы российская политика действительно отличалась бы последовательностью в этих вопросах, однако на деле мы зачастую видим совершенно иную картину. Как следствие, политические элиты государств типа Молдавии не только убеждаются в собственной безнаказанности, но и начинают устраивать целые представления, стремясь получить максимум ресурсов от России и от Запада на борьбу с «угрозой НАТО» или «российской гибридной агрессией» соответственно.

В-третьих, западники создают достаточно прочные системы привязки политических и бизнес-элит, а также их конкретных представителей к западным интересам. Спектр инструментов такой привязки достаточно широк — от контроля за счетами конкретных политиков (благо они, как правило, находятся в западных юрисдикциях), сбора и своевременного обнародования компромата до переориентации целых отраслей экономики на европейские рынки или же устранения конкурентов путем ликвидации «неблагонадежных» сегментов экономики, зависимых от других рынков. Москва, как правило, осуществляет только «негативное регулирование», т. е. задействует рычаги эмбарго и других ограничений в отношении товарных поставок, а вот предоставление преференциальных режимов Москве дается крайне нелегко, и дело тут не столько в протекционизме, сколько в отсутствии у российской бюрократии навыков оперативного реагирования (за редчайшими исключениями). Персональные, точечные меры Москвы (к примеру, использование того же компромата) нередко вообще приводят к обратному эффекту, когда фигуранты тех или иных материалов, обнародованных Россией, становятся чуть ли не героями, преследуемыми по политическим мотивам.

Как представляется, перечисленные отличия в западных и российских подходах достаточно рельефно проявляются, к примеру, в политике по отношению к Молдавии и Приднестровью.

Возьмем «системный» критерий. На протяжении многих лет Запад создает устойчивый комплекс привязок молдавского политического механизма к западной политической системе.

Мы видим и образовательный механизм, когда тысячи выпускников молдавских школ получают возможность получить бесплатное образование в румынских вузах, в то время как 100−150 бюджетных мест в России уже преподносятся как огромный «прорыв». Более того, те, кто получил образование в Румынии, как правило, возвращаются в Молдову и создают в ней новую среду и (или) обеспечивая преемственность в реализации западных ценностей. Напротив, выпускники российских вузов прилагают максимум усилий для того, чтобы остаться в России.

Запад работает со всем спектром политической системы Молдавии, причем ко всем находятся свои подходы и свои собеседники. «Унионисты» взаимодействуют с румынскими националистами; правые партии — с европейскими «народниками»; Демпартия во главе с фактическим руководителем Молдавии В. Плахотнюком — с Социнтерном; Партия социалистов — с европейскими «левыми», а все вместе регулярно координируют свои действия с посольством США, которое на словах поддерживает «проевропейский вектор» Молдавии, а на деле не упускает из виду никого. Российскую сторону бросает из крайности в крайность: то Москва работает только с действующей властью (хотя пример «работы» с действующей властью на Украине в лице В. Ющенко должен был бы чему-то научить, ан нет), то выбирается «пророссийская сила», и все усилия Москвы сосредотачиваются исключительно на ее поддержке, как это происходит сейчас с Партией социалистов И. Додона.

Никого не должна вводить в заблуждение ставка западников на В. Плахотнюка, сделанная в момент острого внутриполитического кризиса в Молдавии: Плахотнюк действительно оказался тем политиком, который доказал свою эффективность, в т.ч. и в части противодействия «российской угрозе», убедив Запад, что если выстроенная им система рухнет, то Россия установит полный контроль над Молдавией. В то же время Запад всячески помогает Плахотнюку в том, чтобы прозападный курс развития стал необратимым для Молдавии, а молдавские власти штампуют антироссийские и антирусские решения. Кроме того, никому из западников не приходит в голову «зачищать» под Плахотнюка политическое пространство в Молдавии и давать ему монопольное право быть единственным проводником западных интересов в Молдавии. Именно поэтому «коллеги» по прозападному лагерю составляют куда большую опасность для Демпартии, чем условно «пророссийские» социалисты.

Приднестровье в российской политике вообще отходит на второй план, видимо, в силу мнения о безусловно пророссийских настроениях в обществе и среди элиты. Это так, и любой политик, усомнившийся в российском векторе приднестровской политики, обречен на политическое самоубийство. Однако из этого российские чиновники делают иногда неверные выводы, полагая, что пророссийские настроения и признательность за российскую помощь делают любое решение, принятое в российских властных коридорах, априори обязательным для приднестровцев.

Отсюда — недоумение и обиды «федералов», когда приднестровцы, к примеру, голосуют не так, как от них ожидали. Как же так, ведь высокие представители руководства России и Приднестровья дружат семьями, а «неблагодарные приднестровцы» почему-то этого не учитывают. Или российские артисты приезжают и поют в поддержку, им аплодируют, но снова голосуют «неправильно». Да так, что приходится стройки социальных объектов потом замораживать и искать объяснения тому, что приднестровские фирмы-подрядчики понесли огромные убытки от деятельности российского заказчика и распорядителя бюджетных средств. Всё это — издержки личных договоренностей и недостатка системной работы.

Дело в том, что приднестровцы, безусловно, отдают себе отчет в том колоссальном объеме помощи, который оказывается Россией, а также в том, каков реальный ответ на вопрос о том, смогло бы Приднестровье выжить на данном этапе без российской помощи или нет. Приднестровцы — это реалисты. Но в то же время в Приднестровье очень хорошо помнят и то, как с завидным постоянством приднестровцам приходилось выступать бОльшими россиянами, чем российские чиновники, чуть ли не принудительно защищать российские интересы от российских же чиновников, которые очень часто говорили о необходимости вывезти 1−2 эшелона с боеприпасами бывшей 14-й Армии, чтобы показать «западным партнерам» наличие «положительной динамики» и готовности Москвы делать шаги навстречу. Поэтому в Приднестровье не всегда восторгаются «личными контактами» и уж тем более не всегда выполняют «руководящие указания» из Москвы, особенно если они касаются жизненно важных интересов Республики.

Словом, пророссийских устремлений у приднестровцев, несмотря ни на что, хватает. А не хватает системности и последовательности в работе, что серьезно вредит интересам и Москвы, и Тирасполя. Достаточно вспомнить многочисленные прямые соглашения о сотрудничестве, которые подписывались на уровне президента Приднестровья И. Смирнова и российского вице-премьера А. Жукова, Президента Приднестровья Е. Шевчука и вице-премьера, специального представителя президента России по Приднестровью Д. Рогозина, а также на уровне отдельных исполнительных органов власти России и Приднестровья в 2006—2007, а также 2013−2014 гг. Сейчас эти документы, многие из которых носили предметный характер и вполне могли бы служить надежной основой для сотрудничества, напоминают таблички у постели тяжело больного, причем вместо диагноза можно было бы написать «могут, если захотят». Сейчас пока не хотят — по крайней мере, в Москве.

Хотя налаживание прямого, последовательного диалога на уровне исполнительных органов власти могло бы стать частью системной работы по выстраиванию противовесов той системе, которая навязывается и Молдавии, и Приднестровью Западом посредством различного инструментария, в первую очередь — Соглашением об ассоциации Молдавии и Европейского союза и предусмотренным данным документом режимом «углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли ЕС и РМ». Западники проделали большую работу для переориентации товаропотоков из РМ и ПМР на западные рынки, при этом активно использовали и односторонние преференции для товаров из РМ и ПМР, и другие механизмы. В 2015 г. Евросоюз пошел на заключение «джентльменского соглашения» с Тирасполем об особенностях торговли и доступа приднестровских товаров на европейские рынки, а также о взаимных обязательствах Приднестровья и Евросоюза.

В Москве, к сожалению, до сих пор не выработаны механизмы системного взаимодействия в торговой сфере с Молдавией и Приднестровьем. Принимаемые решения зачастую носят ситуативный характер, без учета региональной специфики. Именно поэтому так часто российские чиновники применяют ограничительные механизмы, причем ограничения в итоге распространяются и на приднестровские товары, в итоге между прозападной Молдовой и пророссийским Приднестровьем в российской торговой политике не делается никаких различий, а Тирасполю приходится активнее включаться в поиск новых рынков сбыта на Западе, тем более что там более восприимчивы к учету региональной специфики.

Мы уже не говорим о том, что при системном подходе налаженное взаимодействие с Приднестровьем могло бы служить реальным инструментом воздействия на позицию официального Кишинева и одной из гарантий того, что те или иные силы, пришедшие к власти под пророссийскими лозунгами, не забудут о своих обещаниях сразу после избирательной кампании.

Кроме того, перманентные эмбарго лишь снижают зависимость молдавской и приднестровской экономики от российских рынков сбыта. Для некоторых отраслей, прежде всего сельского хозяйства, это всё еще критично, но и такая зависимость постепенно будет преодолеваться. Приходится констатировать, что для противоположных целей, т. е. для установления зависимости молдавского и приднестровского экспорта от российского рынка, пока мало что делается.

Остается надеяться, что вице-премьер российского правительства Д. Козак, на которого июльским Указом президента Российской Федерации В. В. Путина были возложены обязанности специального представителя президента РФ по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдова, будет более привержен системному подходу, чем его предшественники. Основания для таких надежд имеются, особенно исходя из того, что системность в подходах Козака проявилась в период работы над проектом Меморандума 2003 г., более известного как «Меморандум Козака». Одно из главных достоинств данного документа — именно его системность, а не ориентация на сиюминутную конъюнктуру. Именно благодаря системному подходу Меморандум стал целостным, наиболее проработанным проектом урегулирования, и в его текст были включены наиболее значимые положения (в первую очередь о российском военном присутствии, которые изначально планировалось подписать в качестве отдельного приложения). Последующая карьера Д. Козака свидетельствует о том, что данный принцип по-прежнему является одним из важнейших для него.

Вал нападок, обрушившийся на Москву в связи с обвинениями во «вмешательстве» в электоральные процессы по всему миру, стал хорошей мотивацией для самоустранения российских чиновников от влияния на процессы в Молдавии. Вернее, для выбора ими режима максимального комфорта, когда есть одна «пророссийская» сила, которую надо поддерживать. Как следствие, наблюдается пассивность российской стороны, которая, однако, вряд ли спасет Москву от привычных обвинений в стремлении сбить Молдавию с «пути истинного». Додон рассчитывает только на российские ресурсы и на эксплуатацию ностальгических чувств у той части молдавского электората, которая тяготеет к России. Но на деле с Россией его мало что связывает, кроме лозунгов и заверений в коррекции политического курса Молдавии. Потом, после победы. Возможно. Если понадобится. Другой же потенциальный претендент на статус «пророссийского» политика, Р. Усатый (у которого в России есть хотя бы бизнес-интересы), лишен возможности вернуться в Молдову из-за уголовного преследования, при этом уровень взаимной критики гг. Додона и Усатого значительно превосходит их критику в адрес прозападных сил. Долгое время пользовавшееся статусом «пророссийского» общественно-политическое движение «Равноправие» и вовсе стало теперь «Партией Шора» (мужа российской певицы Жасмин, осужденного к длительному заключению за соучастие в молдавской «афере века» — выводе 1 млрд долл. США из банковской системы Молдавии, а ныне — близкого соратника В. Плахотнюка).

Москва также самоустранилась от активности в переговорном процессе между Молдавией и Приднестровьем. Неспешный переговорный ритм, составляющий одну-две встречи в формате «5+2» ежегодно, видимо, достаточен для российских чиновников. В итоге стороны действуют на своё усмотрение, хотя в отношении этого «усмотрения» есть достаточно много вопросов, на что ИА РЕГНУМ неоднократно обращало внимание. Из-за российской пассивности размывается роль России как государства-гаранта и государства-посредника, нет никаких признаков участия профильных российских специалистов в экспертной (межведомственной) работе между Молдовой и Приднестровьем, российская сторона перестала быть подписантом значимых переговорных договоренностей, ограничиваясь их дежурным одобрением без подтверждения своего статуса гаранта и посредника и т. п.

При этом в значительной степени Москва сама себя позволяет загонять в разного рода нехитрые «ловушки». Так, в этом году исполнится 15 лет срыва подписания упомянутого выше «Меморандума Козака». Вполне логичным было бы проведение масштабной ретроспективной дискуссии по данному вопросу с привлечением экспертов (политологов, юристов и др.) из разных стран, включая участников работы над проектом, для обсуждения событий 15-летней давности и их влиянии на последующее развитие ситуации.

Но рискнем предположить, что в условиях электорального процесса в Молдавии всерьез эту идею вряд ли рассматривают, поскольку главный «пророссийский» политик Молдавии, действующий президент И. Додон публично отрекся от федеративной идеи (хотя еще в 2012—2013 гг. выступал ее горячим сторонником). Соответственно, гипотетическое участие в таком гипотетическом мероприятии могло бы быть использовано против И. Додона, что позволяет и ему, и всему политическому классу Молдовы избегать субстантивных дискуссий о перспективах урегулирования и об ответственности молдавских властей за непоследовательность и отсутствие договороспособности.

Как отмечено выше, Москва оказалась в ловушке и не может продвигать собственные инициативы, чтобы не навредить «пророссийскому президенту». Чем последний активно пользуется, предлагая антироссийские по сути инициативы о «постоянном нейтралитете» Молдовы, ключевой целью которых является полная и безоговорочная ликвидация российского военно-политического присутствия в регионе при украинском содействии. Или же поддерживая инициативы В. Плахотнюка о переходе к смешанной системе формирования парламента Молдавии, предоставлении Приднестровью «квоты» в два мандата и очевидном намерении перевести процесс урегулирования конфликта в плоскость внутреннего законодательства Молдовы, «обнулив» статус России как международного гаранта и посредника. Монопольный статус И. Додона как «пророссийской силы» не позволяет Москве корректировать его без ущерба для его имиджа. В итоге — замкнутый круг для России и широкий простор для де-факто антироссийских действий со стороны молдавского истеблишмента. С Западом такие штуки не проходят.

Вряд ли можно представить себе, чтобы антизападный режим в какой-либо постсоветской республике существовал, скажем, на деньги Евросоюза. А вот антироссийский режим в Молдавии неплохо пользуется российскими ресурсами. Наглядный пример — деятельность АО «Молдовагаз», в котором ПАО «Газпром» контролирует достаточное количество акций для назначения всех членов правления, но при этом во главе правления в последнее время оказываются люди, тесно связанные с В. Плахотнюком, а сотрудники предприятия активно участвуют в агитационных кампаниях за Плахотнюка и его Демпартию.

Представляется, что России уже пора выбираться из парадигмы бессистемности и персонификации политических подходов, самоустранения от влияния на региональную ситуацию в целом и на переговорный процесс по молдавско-приднестровскому урегулированию в частности. Для этого можно было бы предпринять следующие шаги:

1) Выработать четкую и понятную систему гарантий того, что «пророссийские политики» будут выполнять обязательства, взятые перед Москвой. Иными словами, использование бренда «Россия» и российских ресурсов не может быть односторонним, а должно предполагать конкретные обязательства соответствующих молдавских политиков. Причем об этом необходимо заявить публично до выборов, иначе появится удобный повод «забыть» о непубличных обещаниях или сослаться на несвоевременность их выполнения;

2) Вернуться к практике поддержания контактов с различными политическими силами в Молдове, а также рассмотреть вопрос о «возрождении» политической конкуренции среди сил, декларирующих «пророссийские» позиции, а также пересмотреть подходы, при которых оказывается возможной ресурсная и информационная поддержка сил, реализующих антироссийские действия и заявления;

3) Вернуться к реализации межправительственных и межведомственных договоренностей с Приднестровьем, в особенности в части создания на территории ПМР сертификационно-испытательных и т. п. центров, аккредитованных российской стороной. Приднестровье может обеспечивать доступ молдавских товаров на российский рынок, создавая тем самым для Москвы дополнительные гарантии в отношении молдавских властей и выполняя ту же функцию, что и Молдова в отношении доступа приднестровских товаров на европейские рынки;

4) Прекратить практику самоустранения от участия в переговорном процессе во всех его измерениях, включая отраслевые. Москва могла бы заняться организационным обеспечением двух-трех направлений — к примеру, банковской сферы и обеспечения прав граждан, с учетом того, что в Приднестровье проживает более 220 тыс. граждан России, и перманентные ограничения их прав, вводимые властями Молдавии, вряд ли могут считаться приемлемой практикой. Кроме того, давно назрела необходимость проведения масштабного форума, посвященного проблематике гарантий в процессе урегулирования, что позволило бы вернуть Москве позиции международного гаранта в данном процессе;

5) Инициировать совместные учения, подготовку и переподготовку на территории России военного и гражданского персонала, участвующего в миротворческой операции, причем эта инициатива могла бы распространяться и на военных наблюдателей от Украины и ОБСЕ. Мероприятия в рамках данной инициативы должны проводиться по принципу участия желающих, но не ставиться в зависимость от каких-либо иных факторов, типа согласия всех участников миротворческого процесса и т. п.;

6) Рассмотреть вопрос о возможности отдельной дискуссии по ситуации в Молдавии и Приднестровье в рамках ежегодной Московской конференции по вопросам безопасности в 2019 г., с акцентом на угрозы миру и безопасности в регионе, дестабилизирующую роль некоторых государств и т. п.;

7) Активнее использовать разного рода информационные поводы, связанные с годовщинами тех или иных событий (15 лет «Меморандуму Козака» в 2018 г., 25 лет официальному старту переговорного процесса и 10-летие мартовского совместного заявления президентов России, Приднестровья и Молдавии в 2019 г. и т. п.).

Сергей Артёменко

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 октября 2018 > № 2759678


Россия. Молдавия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 12 октября 2018 > № 2761950

Российско-Молдавский молодежный форум

С 15 по 20 октября пройдет Российско-Молдавский молодежный форум, который объединит более 250 молодых активистов из России и Молдавии. Мероприятия форума пройдут в четырех городах – Москве, Туле, Орле и Курске.

Цель форума – создание условий для расширения и укрепления российско-молдавского международного молодежного сотрудничества среди участников обеих стран и подготовки их к эффективной деятельности по направлениям.

Образовательная программа будет построена по трем ключевым темам форума: предпринимательство, туризм и добровольчество.

В ходе форума будут реализованы такие задачи, как:

-поиск потенциальных участников российско-молдавского международного молодежного сотрудничества,

- презентация накопленного опыта в области данного направления и лучших практик совместных программ,

- знакомство участников форума с активистами Российско-Молдавского международного молодежного сотрудничества предыдущих лет,

- обучение участников основам социального проектирования,

- создание эффективной модели взаимодействия молодежных и студенческих общественных объединений.

Отметим, Форум проводится в рамках Всероссийского конкурса молодежных проектов. Организатором выступает Юго-Западный Государственный Университет.

Россия. Молдавия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 12 октября 2018 > № 2761950


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 октября 2018 > № 2754809

Сделка «Додон». Обреченный на молдавскую власть

Почему Игорь Додон останется в молдавской политике при любом раскладе

Протесты — один из краеугольных камней молдавской политики. С 2009 года это явление сопровождает основные события политической жизни страны. Протестует то левая, то правая оппозиция, с разным усердием и продолжительностью. Масштабных народных волнений ждут и в ближайшем будущем в связи с выборами в парламент, которые назначены на февраль 2019-го. Митинговать готовятся проевропейские правые во главе с Андреем Нэстасе и Майей Санду. По слухам, собираются выйти на улицу и социалисты президента Игоря Додона.

В Молдавии за последние годы протестов было так много, что они стали скорее элементом политического спектакля, нежели действенным способом воздействия на власть. Тем более что ее ключевые институты фактически узурпированы. Тем не менее свою «обрядовую» функцию протестные акции выполняют исправно и создают некоторую иллюзию свободы и демократии (до тех пор, пока власти это не надоест)

Одна из главных интриг текущего политического сезона — выведет ли на улицы Игорь Додон своих сторонников и какие звезды должны для этого совпасть. Президент обещает «поднять людей» уже давно, но не делал этого с тех пор, как стал президентом. Если быть совсем точным — с весны 2016 года, когда Конституционный суд вернул практику избрания президента прямым голосованием. Эксперты считают, что фактическое руководство Молдавии во главе с Владом Плахотнюком провело маневр с возвратом прямых выборов именно для того, чтобы нейтрализовать протест. Так или иначе, именно этого эффекта Плахотнюк добился — ПСРМ и Игорь Додон выбыли из «большого протеста» и сфокусировались на президентской гонке.

5 октября в эфире канала RTR Moldova Игорь Додон вновь призвал сторонников «выйти на улицу» по призыву. В свете локальных сенсаций прошлого месяца, в частности «промолдавского» разворота Демократической партии Плахотнюка, возможные протесты социалистов приобретают принципиально новый смысл.

После 14 сентября, когда Влад Плахотнюк объявил о смене политической вывески ДПМ и курсе «pro-Moldova», политики и эксперты в один голос заговорили о готовящейся коалиции между социалистами и демократами в будущем парламенте. Предположение вовсе не лишено смысла — социалисты давно эксплуатируют центристскую идеологическую платформу и позиционируют себя как «промолдавскую» политическую силу, теперь к этой идеологии подключились и демократы Плахотнюка.

Споры о возможной коалиции ДПМ и ПСРМ не утихают по сей день, тем более что представители обеих партий либо не опровергают слухи о будущем объединении, либо делают это неубедительно. Мало того, порой складывается впечатление, что лидеры демократов и социалистов говорят буквально на одном языке.

Как бы там ни было, такого рода союз формально «идеологических противников» вряд ли состоится без веского повода, он должен стать кульминацией некоего сценария, который мы увидим в ближайшие месяцы. И здесь как нельзя кстати окажется привычный театральный прием молдавской политики — протесты.

Можно не сомневаться, что после оглашения результатов парламентских выборов на улицы Кишинева как минимум выйдут сторонники Майи Санду и Андрея Нэстасе: проевропейские правые, которые оппонируют и Додону, и Плахотнюку, при любом раскладе будут недовольны итогами голосования. У Андрея Нэстасе, тем более, однажды уже отобрали законную победу на выборах мэра Кишинева.

Не исключено, что к протесту проевропейских PAS и DA присоединится и более многочисленный актив ПСРМ. И в этом случае протест уже перестанет быть исключительно проевропейским, а значит, не таким респектабельным и демократичным в глазах партнеров с Запада. Кроме того, совместный протест правых и социалистов уже проходил в 2016 году, и это значит, что ничто не помешает действующей власти Молдавии повторить сценарий трехлетней давности. По истечении нескольких недель протестов правящая группа Плахотнюка пойдет на определенные уступки протестующим, а затем предложит — во имя Молдавии и ее стабильности — сформировать некое коалиционное правительство. В 2016 году Игорь Додон на такую сделку согласился.

В 2019-м у него не будет ни причин, ни возможностей поступить иначе.

Если взглянуть на ситуацию шире, то у Игоря Додона сегодня не существует варианта не сохраниться в будущей конфигурации власти. Действующий президент Молдавии, как к нему ни относись, действительно обладает серьезной электоральной поддержкой, как и его Партия социалистов. ПСРМ и ее лидера регулярно критикуют за популизм и отсутствие реальных действий — но тем не менее их риторика пока что находит отклик у широких масс населения Молдавии.

Главный ресурс Игоря Додона — легитимность, пусть и не конвертированная в серьезные практические полномочия. Молдавский президент этим искренне гордится и в том же интервью RTR Moldova снова заявил, что институт президента — «единственный, у которого есть поддержка населения». Легитимность Игоря Додона очень нужна демократам: когда в 2016 году он занял пост президента, властная конфигурация значительно стабилизировалась за счет присутствия в руководстве страны легитимной, избранной на голосовании фигуры.

В 2019 году правящая коалиция, чей рейтинг стремится к новым антирекордам, в еще большей степени будет испытывать дефицит легитимности. Это значит, что сотрудничество с ПСРМ становится для демократов условием политического выживания. Игорь Додон, в свою очередь, нуждается в реальной власти, а она сейчас целиком сосредоточена в руках руководства Демпартии. Дополнительные полномочия президента могут стать именно той уступкой, на которую решится действующее правительство ради того, чтобы «слить» протестные акции в 2019 году и сохранить текущую конфигурацию власти, пусть и в значительно видоизмененном формате.

Возможность «Сделки-2019» еще долго будет обсуждаться экспертами, наверняка — вплоть до самых выборов. Вне зависимости от того, как развернутся события в конечном итоге, уже сегодня ясно — молдавская политика остается спектаклем, у которого есть свои режиссеры, сценаристы и продюсеры. Именно им предстоит определять дальнейшие повороты сюжета — а не молдавскому народу, как случайно могло показаться.

Сергей Артёменко

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 октября 2018 > № 2754809


Молдавия > Агропром > ukragroconsult.com, 10 октября 2018 > № 2753817

Молдова идет на новый рекорд в производстве подсолнечника

В 2018 году, по ожиданиям молдавских операторов рынка, урожай подсолнечника может вырасти до 950 тыс. тонн против 920 тыс. тонн, полученных годом ранее. В условиях сокращения посевных площадей рост урожая будет достигнут за счет рекордного показателя урожайности, который ожидается на уровне 2,6 т/га против 2,4 т/га годом ранее, информирует УкрАгроКонсалт.

Около 66% урожая семечки в Молдове отправляется на экспорт, остальные 34% становится сырьем для местных переработчиков. На долю Trans Oil Group приходится около 90% всего объема переработки.

В структуре посевных площадей Молдовы клин сева подсолнечника занимает 24% общей площади.

УкрАгроКонсалт

Молдавия > Агропром > ukragroconsult.com, 10 октября 2018 > № 2753817


Киргизия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > kyrtag.kg, 8 октября 2018 > № 2753346

В Бишкеке депутаты Молдовы и Кыргызстана обсудили вопросы реформирования детдомов и интернатов

Делегация Республики Молдова во главе с председателем парламентского комитета по социальной защите Валентиной Булига принимают участие в заседании комитета Жогорку Кенеша по социальным вопросам, образованию, науке, культуре и здравоохранению. Об этом сообщает пресс-служба Жогорку Кенеша КР в понедельник.

Как сообщил в ходе заседания заместитель председателя комитета Алмазбек Токторов, коллеги из Республики Молдова, принимающие участие в заседании комитета, непосредственно занимаются проблемами подрастающего поколения. «Они сегодня поделятся с нами своим опытом, расскажут о том, как прошла реформа по детским учреждениям интернатного типа в Молдове», - сказал А.Токторов и подчеркнул важность обмена опытом между парламентариями двух стран.

Председатель парламентского комитета по социальной защите Валентина Булига выразила заинтересованность в продвижении двустороннего диалога с Кыргызской Республикой.

Напомним, в работе заседания принимают участие генеральный секретарь министерства труда, социальной защиты и семьи Республики Молдова Виорика Думбрэвяну и начальник управления общего образования Республики Молдова Валентин Круду.

Киргизия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > kyrtag.kg, 8 октября 2018 > № 2753346


Украина. Молдавия > Транспорт > interfax.com.ua, 8 октября 2018 > № 2756442

Украина и Молдова подписали протокол к двустороннему Соглашению о международном автомобильном сообщении, который увеличивает количество дней, разрешенных для пребывания на территории Молдовы транспортных средств.

Как сообщает в пятницу пресс-служба Кабинета министров Украины, протокол был подписан во время переговоров премьер-министра Украины Владимира Гройсмана и премьер-министра Молдовы Павла Филипа в рамках саммита ГУАМ в Кишиневе.

"Протокол регулирует вопросы осуществления регулярных международных перевозок и увеличивает количество дней, разрешенных для пребывания на территории Молдовы экипажам транспортных средств", - сказано в сообщении.

В ходе переговоров примеров Украины и Молдовы также шла речь о продолжении реализации "дорожной карты" сотрудничества между странами, обозначенной во время предыдущих переговоров глав правительств.

В.Гройсман подчеркнул, что большинство вопросов, которые не решались годами, сегодня сняты с повестки дня: а именно: обустройство совместных пунктов пропуска, реализация инфраструктурных проектов, объединение энергосистем и экологические вопросы.

"Мы создали "дорожную карту" совместных действий, и сейчас между нашими государствами заметный прогресс. В большинстве своем карта выполняется", - сказал украинский премьер.

П.Филип в свою очередь отметил, что у Украины и Молдовы "добрые времена отношений". "И я выступаю за их углубление", - сказал он.

Главы правительств отметили, что обе страны должны развивать отношения путем реализации существующей "дорожной карты", прежде всего в сфере транспорта, укрепления энергобезопасности, модернизации пограничной инфраструктуры, углубления сотрудничества в экологической сфере.

Как сообщил глава правительства Молдовы, вопросы экологии будут обсуждать на уровне экспертов в ближайшие недели.

Отдельно П.Филип поблагодарил В.Гройсмана за ту роль, которую Украина играет в вопросе урегулирования проблемы Приднестровья.

Кроме того, В.Гройсман заявил, что Киев не будет препятствовать движению поездов между Россией и Молдавией.

"Украина никогда не примет решения, которое могло бы нанести вред молдавским партнерам", - заявил он на пресс-конференции после встречи с П.Филипом, отвечая на вопрос журналистов о том, пострадают ли граждане Молдавии, если Украина прервет железнодорожное сообщение с Россией и запретит транзит поездов в Молдову.

"Я просил, чтобы любую новость из Украины воспринимали с оптимизмом. Украина никогда не примет решения, которые шли бы в ущерб Молдовы. Никогда!" - повторил В.Гройсман.

Премьеры двух стран отметили, что торговый обмен между Украиной в первом полугодии 2018 года вырос по сравнению с аналогичным периодом 2017 года более чем на 40%. Они выразили удовлетворение достигнутым результатом, отметив, что объем торгового обмена между странами "почти достиг уже $500 млн.".

"Но это не предел, поскольку Украина и Молдова располагают большим потенциалом для наращивания взаимной торговли", - подчеркнул В.Гройсман.

П.Филип сообщил, что в ходе встречи было подписано Соглашение, которое позволяет гражданам Молдовы находиться на территории Украины более 90 дней в году.

"Это очень важное соглашение для работников транспорта, которые не укладываются в эти сроки. Мы рассчитываем, что подписанное соглашение в ближайшее время будет ратифицировано Верховной Радой и вступит в силу", - сказал молдавский премьер.

Он подчеркнул также, что достигнут существенный прогресс в обсуждении вопросов экологии, демаркации границ и взаимного признания объектов собственности.

В.Гройсман сказал, что в странах - членах ГУАМ обсуждается и прорабатывается вопрос о введении режима свободной торговли, что также будет способствовать упрощенному режиму торговли между товаропроизводителями четырех стран.

Украина. Молдавия > Транспорт > interfax.com.ua, 8 октября 2018 > № 2756442


Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 октября 2018 > № 2752882

Равнодушие России и политические «мутации» Кишинева и Киева в Приднестровье

Чего они хотят и что они решили

19 сентября с. г. в Киеве состоялась встреча секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины А. Турчинова с вице-премьером по реинтеграции Республики Молдова К. Лесник. Встреча не особо заинтересовала средства массовой информации, хотя, как представляется, даже сухие строчки «официоза» позволяют сделать вывод о том, на что будут нацелены усилия двух соседей в ближайшей перспективе.

В качестве одной из ключевых тем беседы была обозначена «организация контроля международных наблюдателей за складом боеприпасов в с. Колбасна на территории Приднестровья, примерно в 1,5 км от украинской границы». По словам г-на Турчинова, Россия «грубо нарушила взятые на себя обязательства» по «вывозу боеприпасов и оружия, которые находятся на российской военной базе», а также в части «незаконного содержания там своего воинского контингента, который является центром дестабилизации в регионе».

С одной стороны, спасибо, конечно, за признание статуса российского военного присутствия «военной базой». Турчинов, в отличие от молдавских властей, согласился с легитимностью присутствия российских войск в формате военной базы, и это стоит принять во внимание молдавским властям. Хотя, возможно, традиционный для украинских политиков «майданной» генерации «полет фантазии» оказался настолько высок, что секретарь украинского Совбеза попросту не понял, что именно он произносит.

С другой стороны, озвученные тезисы собеседников не дают возможности воспринимать происходящее как милую шутку заигравшихся и утративших связь с реальностью деятелей. Напротив, и Турчинов, и Лесник хорошо понимают, чего они хотят (а если бы и были заблуждения, то их бы быстро поправили общие западные кураторы).

В особенности это касается неких «международных наблюдателей», которые-де должны «организовать контроль» за складом вооружений бывшей 14-й армии в Колбасне. Здесь Кишинев и Киев могут попытаться задействовать разные механизмы для установления такого контроля, начиная от инспекций в рамках ДОВСЕ (из которого Россия вышла, но Молдавия и Украина — нет) и заканчивая использованием аргументации приднестровской стороны о том, что Оперативная группа российских войск в Приднестровье (ОГРВ; преемник бывшей 14-й армии) является частью миротворческого механизма.

Если последний тезис возьмут на вооружение украинские и молдавские власти, то они могут попытаться добиться организации такого контроля силами военных наблюдателей при миротворческой операции, с установлением контроля за объектом по линии Объединенного военного командования — ключевой структуры, управляющей военным компонентом миротворческого механизма. На фоне того, что российские представители в центральном органе миротворческой операции — Объединенной контрольной комиссии — не проявляют должной активности в пресечении такого рода проявлений, о чем ИА REGNUM писало несколько дней назад, такая ситуация может представлять серьезный вызов для региональной стабильности. Полагаем, что сейчас, как никогда, важно принять четкие решения на уровне Москвы и Тирасполя относительно статуса ОГРВ — является ли она частью миротворческой операции.

В Приднестровье не отбрасывают возможность ознакомления с реальной ситуацией на складах для зарубежных представителей — к примеру, оптимальная модель была отработана во время совместного визита в Приднестровье тогдашних заместителей секретарей Совбезов России и Украины Ю. Зубакова и С. Пирожкова в 2006 г. Тогда же были сформулированы базовые предпосылки для возможных посещений складов бывшей 14-й армии:

(1) обязательное согласие и участие представителей России;

(2) обязательное согласие и участие представителей Приднестровья;

(3) своевременность, обоснованность и целесообразность визитов, определяемая каждый раз путем консультаций заинтересованных участников.

Молдавский вице-премьер, в свою очередь, выразила заинтересованность в «интенсификации сотрудничества с Украиной», в частности, в вопросах «демилитаризации Приднестровья и его дальнейшей интеграции в Республику Молдова».

Не менее занятно, если не сказать провокационно и угрожающе. Интересно, как видится г-же Лесник содействие Украины в «демилитаризации Приднестровья»? Какой сценарий она предпочитает: крымский или донецкий? Ожидает ли молдавская «переговорщица», что «доблестные» украинские атошники «зачистят» Приднестровье от «пророссийских элементов» — т. е. от практически от всего населения, включая более чем 220 тыс. граждан России?

Расчет молдавской стороны на «содействие» Украины в «дальнейшей интеграции в Республику Молдова», напротив, в дальнейших комментариях и разъяснениях не нуждается. Г-жа Лесник практически прямым текстом говорит о том, что молдавские власти ожидают усиления блокадных мер с украинской стороны в отношении приднестровских грузо– и пассажиропотоков. В Кишиневе рассчитывают, что Киев вновь будет задействовать фактор границы как ключевой ресурс давления на Тирасполь, как важнейший инструмент принуждения Приднестровья к навязываемым условиям.

К сожалению, действия украинской стороны дают достаточно оснований для оптимизма властям Молдавии по данному вопросу, особенно с учетом озвученных намерений предоставить молдавским силовикам возможность присутствия и реализации законодательства Молдавии на всех пунктах пропуска с Приднестровьем. От Украины вновь ожидают действий в ущерб своим интересам, во имя пресловутой «евроинтеграционной идеи» и «солидарности», которые, однако, быстро улетучиваются, как только Киев пытается преодолеть политическую амнезию и излечиться от политического мазохизма в отношении своих же граждан.

И «демилитаризация Приднестровья», и тезис о необходимости содействовать его «дальнейшей интеграции в Молдову» свидетельствуют о том, что в Кишиневе решили проигнорировать позицию международного сообщества и ожидают помощи Киева в дезавуировании международных инициатив и базовых документов переговорного процесса.

Так, постулат о «демилитаризации Приднестровья» прямо противоречит инициативам международных посредников (поддержанным, кстати, ранее и самой Украиной, а также РФ и ОБСЕ) о том, что в случае достижения соответствующей договоренности демилитаризация должна в равной степени распространяться и на Молдавию, и на Приднестровье. К слову, именно такая, взаимная демилитаризация рассматривалась международными посредниками как ключевой элемент обеспечения постоянного нейтралитета Республики Молдова, а не исключительно вывод российских войск, на чем настаивают все без исключения институты молдавской власти, включая «пророссийского» президента И. Додона.

«Дальнейшая интеграция Приднестровья в Молдову», вполне возможно, является целью самой Молдовы, но никак не международного сообщества и не формата «5+2», который должен заниматься разработкой и предоставлением на утверждение высшему руководству сторон проектов по окончательному, справедливому и всеобъемлющему урегулированию, не предопределяя при этом окончательную модель урегулирования.

Признавая правомочность притязаний Молдовы на украинское «содействие» по данным направлениям (фактически — на удушение Приднестровья), украинская власть всё более отдаляется от статуса посредника и гаранта в молдо-приднестровском урегулировании, но сама идет на этот риск, рассчитывая не допустить приднестровского переговорного и миротворческого сценариев в ЛДНР.

В ИА REGNUM рассчитывают, что эти вопросы, в особенности о формате «содействия демилитаризации Приднестровья», были подняты перед молдавской чиновницей во время недавнего визита посла по особым поручениям МИД России С. Губарева в Кишинев. Надеемся также, что Москва будет регулярно обращать внимание других международных участников на подобные заявления и действия украинских и молдавских деятелей.

В Киеве должны понимать, что, пытаясь уйти от приднестровских сценариев в ЛНР и ДНР путем их слома / дезорганизации непосредственно в зоне молдаво-приднестровского конфликта, украинские власти тем самым приближают возможность их реализации в отношении ЛНР и ДНР.

Следует обратить внимание на то, что в последнее время молдавские власти стали значительно больше уделять внимания региональной стабильности. Не проводится ни одного форума, где бы молдавские власти в очередной раз не озвучивали проблему вывода российских войск как «ключевую угрозу» региональной стабильности и безопасности.

На двустороннем треке больше всего дискуссий по этому вопросу — именно с Украиной. Не так давно в Одессе министры обороны Украины и Молдавии обсуждали совместные усилия по противодействию «российско-приднестровской угрозе», а в сентябре с. г. министр обороны Молдавии подтвердил, что основная угроза нацбезопасности Молдавии и безопасности в военной сфере исходит именно от Приднестровья. Украина активно способствовала продвижению молдавского проекта о выводе российских войск, который был принят Генеральной Ассамблеей ООН 22 июня с. г. Украинские представители активно поддерживают молдавских представителей во всем, что касается дестабилизации и дезорганизации функционирования миротворческого механизма. И перечень примеров такого «сотрудничества» Украины и Молдавии можно продолжать.

Складывается впечатление, что именно Украине как наиболее близкому и одновременно наименее адекватному соседу Молдавии западные «кураторы» отвели роль ключевого партнера Молдавии в сфере безопасности, в первую очередь — в ликвидации российского военного присутствия. Такое «распределение функционала» связано и с тем, что сегмент безопасности является основной сферой ответственности США, которые, в свою очередь, выступают главным спонсором нынешнего украинского и молдавского правящих режимов. Сфера безопасности и выдавливание России — базовая задача Соединенных Штатов, и сейчас, похоже, в Вашингтоне решили, что наступил благоприятный момент для этого.

Заслуживают внимания и некоторые организационные механизмы такого сотрудничества. Помимо традиционных и предсказуемых (контакты на уровне министерств обороны), появляется новый субъект такого взаимодействия — Секретариат Совета национальной безопасности и обороны Украины. ИА REGNUM напоминает, что СНБОУ был одним из основных центров выработки решений по приднестровскому направлению, а под эгидой СНБОУ функционировала межведомственная экспертная комиссия по главе с В. Горбулиным. При президентстве В. Ющенко именно Совбез Украины, где на тот момент пост секретаря занимал П. Порошенко, играл одну из ключевых ролей на приднестровском направлении. Правда, тогда П. Порошенко осуществлял коммуникацию преимущественно с Российской Федерацией, несколько уравновешивая агрессивно-прозападное крыло в администрации Ющенко. Сейчас роль П. Порошенко изменилась, а тогдашние «ястребы» выглядят в лучшем случае дятлами на его нынешнем фоне.

Но роль СНБОУ принципиально не изменилась: как и тогда, СНБОУ — это один из ведущих, наряду с администрацией президента, информационно-аналитических центров обеспечения деятельности главы украинского государства. Сейчас, после того как политическая ситуация в постмайданной Украине более-менее стабилизировалась, должность секретаря СНБОУ утрачивает собственно политическое значение, тем более что и сам Турчинов заявил о своем намерении дистанцироваться от президентской избирательной кампании и, соответственно, от политического статуса. Но это не означает, что СНБОУ дистанцируется от своих прямых функций.

Более того, если ранее, при президентстве П. Порошенко СНБОУ был сосредоточен преимущественно на внутренней политике, то теперь у него появился шанс вернуться к политике внешней. С аппаратной точки зрения это связано с тем, что летом с. г. структурное подразделение аппарата СНБОУ — Национальный институт стратегических исследований (НИСИ) — возглавил политтехнолог и политаналитик, экс-замглавы администрации президента Украины Р. Павленко, сменив на этом посту В. Горбулина. Это назначение и автономизация НИСИ освободили СНБОУ от ряда вопросов, связанных с текущим обеспечением деятельности П. Порошенко, что, помимо прочего, может дать возможность аппарату СНБОУ вернуться к более активной роли в решении тактических и стратегических задач.

Турчинов на посту секретаря СНБОУ, формально дистанцируясь от избирательного процесса, остается фигурой с политическими амбициями, которая при этом имеет в своем распоряжении значительный ресурсный потенциал и которая считается принадлежащей к «ближнему кругу» П. Порошенко. Появление СНБОУ на молдаво-приднестровском направлении может свидетельствовать о перераспределении полномочий в этой сфере и отходе МИД Украины от реальной работы по этому направлению. Косвенно об этом свидетельствует пассивность спецпредставителя Украины по приднестровскому урегулированию, который не посещал Приднестровье с января 2018 года.

Это может означать, что в Киеве более не считают актуальной официальную дипломатию и официальный переговорный процесс, где Приднестровье, как известно, является полноправной стороной конфликта. Вполне возможно, что контакты и договоренности переходят в иную, непубличную плоскость. Это, в условиях постсоветской политической традиции, может значительно сократить дистанцию между выработкой и принятием тех или иных решений, поскольку связывается с прямыми поручениями тем или иным лицам и их персональной ответственностью за выполнение поставленных заданий.

Чем обусловлено нынешнее возвращение к работе на приднестровском направлении СНБОУ — сказать пока сложно. Вполне возможно, что встреча с вице-премьером молдавского правительства понадобилась для того, чтобы в очередной раз подчеркнуть характер и значимость «угроз» в сфере безопасности, которые якобы исходят от Приднестровья и от российского присутствия на приднестровской территории. Тем более что контакты СНБОУ с аналогичной структурой в Кишиневе ограничены из-за того, что Высший совет безопасности Молдавии возглавляет президент Додон, а обоим режимам пока выгодно использовать молдавского лидера в качестве «пророссийского кошмара» для западников. Но нельзя исключить и того, что на приднестровском направлении в Киеве действительно происходит переформатирование работы.

В этой ситуации и России, и Приднестровью надо готовиться к новым вызовам и угрозам, которые будут создаваться как для миротворческого, так и для переговорного механизмов. Причем вызовы эти будут вполне реальными. В отличие от тех, которые приписываются Приднестровью.

Сергей Артёменко

Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 октября 2018 > № 2752882


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 октября 2018 > № 2754270

Что ждёт Россию в Приднестровье: 2. Крупнейшее внешнеполитическое поражение

2. Внешнеполитический самообман Москвы, судьба Приднестровья и судьба 220 000 граждан России в ПМР

Во внешнеполитической сфере надо обозначить несколько вызовов, связанных с текущей ситуацией.

Первый вызов — это электоральный процесс в Республике Молдова и связанное с этим стремление некоторых молдавских политических сил использовать приднестровскую проблематику в своих интересах. Прежде всего это касается условно «пророссийских» сил, которые на деле своими действиями и инициативами наносят реальным российским интересам куда больший ущерб, чем все «прозападные силы», вместе взятые.

Речь идет о намерении избрать двух молдавских парламентариев-одномандатников по «квоте» от Приднестровья, что в значительной мере будет означать обнуление российского статуса гаранта и посредника, на что ИА REGNUM неоднократно обращало внимание. Попытки представить это решение тандема молдавского президента И. Додона и фактического руководителя Молдавии В. Плахотнюка как возможность для приднестровцев «быть представленными» в молдавском парламенте без возможности влиять на что-либо — это осознанное введение в заблуждение и российского руководства, и тех многочисленных жителей Приднестровья, которые могли бы принять участие в молдавских выборах, это прямая угроза ликвидации миротворческой операции и нанесения непоправимого ущерба переговорному процессу.

Кроме того, нельзя исключать, что «пророссийские» молдавские политики будут пытаться использовать приднестровскую тематику и в иных электоральных целях, так же далеких от реальных российских интересов. Следует учитывать, что молдавско-приднестровское урегулирование — одна из немногих тем, которыми И. Додон пытается заинтересовать Москву в обмен на поддержку в ходе кампании.

В ситуации ограниченности ресурсов г-н Додон может попытаться пролоббировать форсированное подписание некоего документа, затрагивающего некоторые аспекты политического урегулирования, причем оптимальным для него было бы подписать такой гипотетический документ с участием президента Российской Федерации В. Путина. В ИА REGNUM надеются, что в Кремле хорошо понимают все возможные последствия такого шага, а возможность «поговорить по душам» с молдавской политической элитой спустя 15 лет после предательства экс-президента Воронина (отказавшегося подписать «Меморандум Козака» в 2003 г.) гораздо лучше реализовать после выборов. Как известно, некоторые блюда лучше подавать холодными.

Еще одним вызовом является ситуация на украинско-приднестровском участке границы в связи с началом деятельности молдавских силовиков на международном пункте пропуска «Кучурган», с перспективой появления молдавских силовиков на всей украинско-приднестровской границе и возможностью применения ими своего законодательства. Очевидно, что это — еще один шаг к распространению юрисдикции Республики Молдова на Приднестровье в условиях неурегулированного конфликта и вне рамок переговорных механизмов. На фоне самоустранения Украины от реализации посреднических и гарантийных функций вполне вероятна ситуация, когда деятельность молдавских силовиков на границе фактически ничем не будет ограничена, что также может повлечь непредсказуемые последствия.

Следует особо обратить внимание на то, что Приднестровье, по-видимому, по-прежнему будет сталкиваться с консолидированной позицией молдавских властей (и президента, и правительства, и парламента), которые говорят о Приднестровье «на одном языке». В этом контексте вполне закономерной представляется картина, когда представители исполнительной и законодательной власти регулярно выступают с достаточно жесткими антиприднестровскими заявлениями, рассматривая Приднестровье как ключевую военную угрозу для Молдавии (к примеру, не так давно об этом говорили и спикер парламента Молдавии, и премьер-министр, и министр обороны, и другие чиновники), а «пророссийский» президент Молдавии не считает необходимым каким-либо образом дезавуировать подобные эскапады. Кроме того, И. Додон так и не дал оценки появлению молдавских силовиков на украинско-приднестровской границе и возможным последствиям применения ими молдавского законодательства (впервые этот вопрос был задан И. Додону В. Красносельским еще весной прошлого года и вновь поставлен на встрече президентов сторон в сентябре с.г.).

Не менее серьезным вызовом является и дальнейшая имплементация отраслевых договоренностей, подписанных в ноябре 2017 и апреле 2018 гг. В них размыта роль посредников и гарантов, причем они не участвовали в подписании этих документов и, соответственно, вряд ли несут какие-либо обязательства из них, что в полной мере соответствует интересам и курсу Кишинева, но вряд ли такая практика должна устраивать Тирасполь. Кроме того, реализация некоторых договоренностей поставлена в зависимость от интересов транснациональных групп, на которые ни молдавские, ни тем более приднестровские власти не могут повлиять в должной мере (к примеру, в сфере телекоммуникаций). Есть моменты, которые неизбежно вызовут вопросы при реализации протокольного решения о движении приднестровского автотранспорта в международном автомобильном движении, в особенности тех приложений к этому решению, которые до сих пор не обнародованы. Наконец, вряд ли можно считать в полной мере оправданной практику, при которой подписантами значимых договоренностей являются не высшие должностные лица, а представители сторон по политическим вопросам, статус которых в этой части вызывает определенные сомнения — если, конечно, отдельными распорядительными актами каждой им не предоставлялись дополнительные полномочия.

Не следует упускать и украинский фактор. При кажущейся пассивности Киева, увлеченного очередным электоральным циклом (президентские и парламентские выборы 2019 г.), украинские власти не намерены пускать ситуацию вокруг Приднестровья на самотек. Украина дистанцируется от прямой переговорной активности, но при этом ее собственные усилия в значительной мере переориентированы на контакты с Республикой Молдова, причем как на двустороннем уровне, так и на многосторонних площадках (возрождаемый ГУАМ, создание новой антироссийской межпарламентской платформы Украины, Молдавии и Грузии и т.д.). Киев всё дальше от статуса гаранта и посредника; цель украинских властей вполне понятна — способствовать разрушению существующих переговорного и миротворческого форматов, чтобы исключить возможность их экстраполяции на ситуацию вокруг ЛДНР (стремление не допустить международного признания ДНР и ЛНР в качестве сторон конфликта, неприемлемость приднестровского формата миротворчества, где миротворцы стоят только на линии разграничения и не осуществляют внешнего управления, а ведущая роль принадлежит России, при равенстве контингентов двух конфликтующих сторон). Украинский фактор заслуживает более серьезного внимания, и ИА REGNUM в ближайшее время представит свои соображения по этому поводу.

Отметим также, что украинский фактор является одним из наиболее значимых для проблематики региональной безопасности. Как неоднократно отмечалось ранее, поддерживая Молдавию, украинские власти пытаются расшатать основы миротворческой операции, показать ее низкую эффективность. Кишинев и Киев, при кураторстве западных «начальников», стремятся всячески ограничить функционал существующих миротворческих механизмов, повысить роль западных участников, в частности, полевой Миссии ОБСЕ, возложить на миротворческую операцию несвойственные ей функции.

Кроме того, важнейшей целью для Молдавии, Украины и Запада является ликвидация российского военно-политического присутствия в регионе. Каждый из субъектов играет в этом процессе отведенную ему роль. Молдавские парламент и правительство с разных трибун продвигают антироссийские декларации и требования, принимают соответствующие нормативные акты; президент Молдавии, в расчете на российскую аудиторию, провозглашает необходимость «укрепления конституционного нейтралитета Республики Молдова», единственной целью которого является вывод российских войск и сворачивание миротворческой операции; украинские власти заявляют о готовности поддержать Молдавию в изгнании российских военных как «основного источника региональной нестабильности» и предоставить для их «эвакуации» на российскую территорию «коридор»; западные страны активно поддерживают различного рода заявления, требующие вывода российских войск и т.п. Попутно каждый из игроков решает собственные внутриполитические задачи.

Безусловно, вызов миротворчеству не является чем-то новым, а стремление всех ветвей молдавской власти, вне зависимости от декларируемых внешнеполитических приоритетов, выдавить из Приднестровья российских военных, давно никого не удивляет.

Вполне закономерно, что и приднестровские, и российские власти стараются выработать надежную тактику и стратегию противодействия вызовам в сфере безопасности.

Хотелось бы надеяться, что тезисы приднестровской стороны о том, что Оперативная группа российских войск (ОГРВ) в Приднестровье является частью миротворческого механизма, согласованы с Российской Федерацией. В противном случае ситуация, на фоне ряда просчетов российских представителей в Объединенной контрольной комиссии (ОКК) — центральной структуре управления миротворческим процессом — может лишь усугубиться.

К примеру, вряд ли можно считать нормальным то, что российская сторона позволила вовлечь себя в дискуссии по поводу передвижения дополнительных российских подразделений из Тирасполя к складам боеприпасов в с. Колбасна в июне с.г., когда предполагалось усиление охраны подобного рода объектов в связи с проведением в России чемпионата мира по футболу. Передвижение российских войск, которые не являются контингентом стороны конфликта по определению, не должно контролироваться кем-либо — это следует из духа и буквы документов, регламентирующих проведение операции; соответственно, любые попытки контролировать этот процесс должны блокироваться без каких-либо дискуссий и тем более выездов военных наблюдателей.

Российским и приднестровским уполномоченным лицам надо твердо определиться: или ОГРВ является частью миротворческого механизма, но тогда Москва и Тирасполь должны жестко пресекать любого рода попытки контролировать действия российских военных, не позволяя втягивать себя в дискуссии и не позволяя распространять на них юрисдикцию объединенного военного командования (поскольку в противном случае это может быть чревато требованием о допуске представителей враждебных стран на российские военные объекты), или же ОГРВ не является частью миротворческого механизма, и тогда российские военные тем более не подлежат какому-либо контролю, а продолжают выполнять свои обязанности в соответствии с приказами своего руководства и в рамках двусторонних договоренностей с Приднестровьем.

Повторим: недопустимо проявление ложной «вежливости» в вопросах безопасности и осуществления миротворческой операции. Представители Молдавии, Украины, Запада будут цепляться за любые прецеденты и возможности, чтобы дезорганизовать миротворческий процесс, ослабить российское присутствие в регионе. Иных союзников у России, кроме нее самой и Приднестровья, в этом вопросе и в этом формате попросту нет.

Вызовы в сфере безопасности напрямую взаимоувязаны с вопросом об адекватности и достаточности уровня коммуникации российских и приднестровских представителей. К сожалению, пока уровень контактов Москвы и Тирасполя оставляет желать лучшего, хотя периодически появляется информация о тех или иных встречах, консультациях и т.п.

Многие жизненно важные для Приднестровья вопросы так и не получили до сих пор практической реализации (социальная сфера, долгосрочное кредитование и т.п.), хотя соответствующие решения, по некоторым сведениям, принимались в Москве на высшем уровне. Дружеские отношения Рогозина и Шевчука позволяли поддерживать оперативные личные контакты (что, безусловно, тоже дорогого стоит), однако мало способствовали развитию системного взаимодействия, завершению в срок проектов АНО «Евразийская интеграция», а также преемственности российского курса в отношении Приднестровья. Российские представители на приднестровском направлении вновь не смогли уйти от субъективных предпочтений вместо того, чтобы реализовывать долгосрочные российские интересы в Приднестровье.

Возложение на Д. Козака обязанностей «Специального представителя Президента России по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдова» вызвало немало вопросов. Непонятна та «политкорректность», с которой в Москве отказались от назначения отдельного спецпредставителя по Приднестровью. Вряд ли нынешние власти Молдавии проводят более сбалансированный внешнеполитический курс в сравнении с 2012 г., когда указами завершавшего свои полномочия президента РФ Д. Медведева и новоизбранного президента РФ В. Путина Д. Рогозин был назначен на пост спецпредставителя президента России по Приднестровью (март и август 2012 г.).

Однако почему-то именно теперь, в условиях жесткой антироссийской политики молдавских властей, постоянных требований о выводе российских войск, наступления на статус русского языка и русскоязычных граждан Молдавии и т.п., Москва пошла на фактические уступки, позволив усомниться в самостоятельной субъектности Приднестровья.

Кроме того, ограничение компетенции Д. Козака вопросами «развития торгово-экономических отношений с Республикой Молдова», пусть и формальное, также вызывает вопросы. Приднестровье регулярно сталкивается с тем, что ее торгово-экономические связи с Россией, если они рассматриваются через призму соответствующих российско-молдавских связей, подпадают под те же ограничения. Так, достаточно вспомнить 2006 г., когда во время экономической блокады Приднестровья Россия ввела санкции на поставки некоторых категорий молдавских товаров, и под эти санкции попали и приднестровские товары. В итоге Приднестровье столкнулось не только с блокированием его экспортных потоков Молдавией и Украиной, но и ограничениями с российской стороны. Ситуация сейчас может дойти до абсурда, если гагаузские товары будут иметь свободный доступ на российский рынок, а приднестровские товары будут сталкиваться с теми же ограничениями, что и молдавские. Надеемся, что реальный функционал Д. Козака позволит справиться с этой проблемой и все-таки найти оптимальные механизмы взаимодействия с Приднестровьем, чтобы общую мечту российских и приднестровских должностных лиц о «рыбе» и «удочке» сделать, наконец, реальностью.

Представляется, что сейчас, как никогда, важно реализовать идею, выдвинутую Д. Рогозиным еще в 2012 г., в самом начале его деятельности на приднестровском направлении, — о создании в Приднестровье самостоятельного Бюро специального представителя Президента России по Приднестровью. В какой форме это бюро могло бы функционировать сейчас — вполне решаемая проблема, с учетом опыта сотрудничества в разных сферах.

Ситуация в Приднестровье и вокруг него заслуживает постоянного и более пристального внимания Москвы, которое может быть обеспечено только перманентным независимым присутствием, позволяющим оперативно реагировать на существующие и новые вызовы, а также осуществлять более плотный мониторинг процессов, происходящих в самом Приднестровье.

Москва, в лице уполномоченных представителей, должна постоянно «держать руку на пульсе», т.к. очевидно, что ранее существовавшие форматы работы себя не в полной мере оправдали, чему есть много причин, включая пассивность посольства РФ, отсутствие твердости в отстаивании российской позиции в рамках ОКК, субъективные факторы и т.п.

Сергей Артёменко

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 октября 2018 > № 2754270


Молдавия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 5 октября 2018 > № 2749652

Премьер Молдавии Павел Филип и глава правительства Украины Владимир Гройсман считают, что приднестровскую проблему можно решить путем присвоения региону особого юридического статуса.

В июле 2017 года вице-премьер Молдавии Георгий Бэлан сообщал, что власти разрабатывают особый статус для Приднестровья в составе республики.

"Мы обсудили возможность решения приднестровской проблемы путем присвоения региону особого юридического статуса с сохранением целостности и суверенитета республики Молдова", — заявил Филип на пресс-конференции после пленарного заседания делегаций Молдавии и Украины в рамках ГУАМ.

По его словам, был отмечен значительный прогресс между странами в политическом плане, а также в экономическом и гуманитарном.

Приднестровье, 60% жителей которого составляют русские и украинцы, добивалось выхода из состава Молдавии еще до распада СССР, опасаясь, что на волне национализма Молдавия присоединится к Румынии. В 1992 году, после неудавшейся попытки властей Молдавии силой решить проблему, Приднестровье стало фактически неподконтрольной Кишиневу территорией.

Молдавия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 5 октября 2018 > № 2749652


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 5 октября 2018 > № 2755408

Делегация Палаты прибыла в Кишинев по случаю столетия ТПП Республики Молдова

Делегация Палаты во главе с Сергеем Катыриным приняла участие в мероприятиях, связанных со столетием образования ТПП Республики Молдова и 25-летием деятельности Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РМ.

Сергей Катырин участвовал во встрече, которую провел глава Республики Молдова Игорь Додон с руководителями ТПП стран СНГ, находящимися в Кишиневе. Состоялся обмен мнениями по актуальным вопросам экономического взаимодействия на пространстве бывшего СССР. Глава молдавского государства подчеркнул важность налаживания долгосрочного партнерства, рассказал о результатах недавно состоявшегося в Кишиневе Молдово-российского экономического форума. Тогда были подписаны меморандумы о сотрудничестве с инвесторами из РФ на 250 млн долларов. Игорь Додон отметил огромный потенциал сотрудничества в областях, связанных с деятельностью ТПП.

Тему взаимовыгодного сотрудничества и партнерства палат продолжил и Сергей Катырин, выступая на официальном открытии мероприятий, приученных к празднованию 100-летия образования ТПП Республики Молдова и 25-летия деятельности МКАС при ТПП РМ.

Между палатами России и Молдавии существуют давние партнерские отношения, отметил Сергей Катырин. Сотрудничество развивается и на полях заседаний двусторонней межправительственной комиссии, и в многосторонних форматах, в частности, в рамках Совета руководителей палат государств-участников СНГ и Европалаты. Хорошо зарекомендовало себя межрегиональное взаимодействие по линии Российско-молдавского делового совета.

Особо глава ТПП РФ отметил сотрудничество в области международного коммерческого арбитража, четверть века назад ТПП РФ активно поддержал создание этого института в Республике Молдова, и сегодня арбитры из Молдовы принимают участие в работе МКАС при ТПП РФ, точно так же, как и российские арбитры участвуют в арбитражных разбирательствах МКАС при ТПП Молдовы.

От имени Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Сергей Катырин поздравил молдавское деловое сообщество со столетней годовщиной учреждения института торгово-промышленной палаты в Молдавии. Сегодня система торгово-промышленных палат Республики Молдова – ведущее бизнес-сообщество страны с давней историей и богатыми традициями, стоящее на защите интересов предпринимательства и создающее необходимые условия для его развития, подчеркнул он.

Сергей Катырин также выступил на прошедшем в Кишиневе заседании Совета руководителей ТПП государств-участников СНГ, в ходе которого был об сужден ряд вопросов взаимодействия палат.

Президент ТПП РФ сделал акцент в своем выступлении на нескольких темах, которые, считает Сергей Катырин, могут быть интересны для развития сотрудничества в рамках торгово-промышленных палат стран СНГ.

Необходимо постоянное развитие и продвижение портфеля услуг торгово-промышленных палат. По опыту ТПП России, большим спросом, в частности, пользуются услуги по проверке контрагентов и подбору экспортеров (импортеров) продукции. Помимо традиционных услуг ТПП необходимо расширять спектр и разрабатывать новые услуги, работать над повышением адресности и персонализации услуг.

Следует совершенствовать систему коммуникации палат между собой и палат с бизнесом, используя современные IT-решения. В ТПП России реализуется проект «Электронная ТПП». Подготовлены типовые сайты для ТПП. На новый дизайн сайтов перешли уже 128 ТПП. Разработаны новые разделы и модули для сайтов палат. Расширяется практика проведения мероприятий видеотрансляций и видеоконференцсвязи в режиме он-лайн.

Необходимо разрабатывать специальные проекты как эффективный инструмент по развитию предпринимательства, совершенствованию делового климата, популяризации и укреплению авторитета института ТПП в деловой среде. Так, в рамках празднования 100-летия учреждения торгово-промышленных палат ТПП РФ были начаты несколько специальных проектов. Создан портал развития и сопровождения предпринимательства «ЭТО БИЗНЕС». Запущен проект, направленный на развитие семейного предпринимательства «Успешная семья – успешная Россия».

Большое значение имеет развитие традиционных механизмов межпалатского и делового сотрудничества. Есть основания продолжать развивать институт деловых советов, так как он зарекомендовал себя как эффективный механизм развития международного делового сотрудничества и пользуется авторитетом как у бизнеса, так и на правительственном уровне.

Необходимо также углублять сотрудничество с зарубежными партнерскими организациями и объединениями предпринимателей. ТПП России, имея хорошие конструктивные отношения со многими перечисленными международными организациями, при необходимости готова оказать содействие и поддержку палатам государств-участников СНГ, отметил Сергей Катырин.

Пресс-служба ТПП РФ, А.Бондарь

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 5 октября 2018 > № 2755408


Молдавия > Агропром > fruitnews.ru, 5 октября 2018 > № 2774549

Молдавские производители фруктов заявили о сложностях реализации рекордного урожая

Молдова вслед за Польшей столкнулась с перепроизводством фруктов в этом году. Рекордный объем урожая, по оценкам Ассоциации производителей и экспортеров фруктов "Moldova Fruct", может стать проблемой при реализации.

Всего садоводы Молдовы собрали на 20 тыс. тонн больше яблок, чем в 2017 году, а слив — на 15 тыс. тонн больше прошлогоднего.

"Не исключено, что как и в прошлые урожайные годы, сельхозпроизводителям окажется проще закопать урожай, чем продавать его по низким ценам, неся убытки от хранения и транспортировки товара", - приводит Sputnik мнение производителей. При этом в агентстве отмечают, что цены на фрукты в розничной торговле не снижаются.

В качестве выхода из ситуации агропроизводители предложили министру сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды Николае Чубуку создать в столице агропродовольственный центр и увеличить субсидии в перерабатывающий сектор. Минсельхоз в свою очередь предложил производителям организовать ярмарку в Кишиневе для расширения возможностей реализации продукции.

Источник: FruitNews по материалам Sputnik

Молдавия > Агропром > fruitnews.ru, 5 октября 2018 > № 2774549


Молдавия. Индия. Канада > Агропром > fruitnews.ru, 4 октября 2018 > № 2774542

Молдова наладит экспорт фруктов в Индию, Израиль и Канаду

Молдова рассчитывает наладить экспорт яблок в Индию и Израиль, а слив - в Канаду. Первую партию яблок массой 100 кг в ближайшее время отправят в Израиль.

Экспорт слив начнется в октябре. Также в планах властей Молдовы открыть для сельхозпроизводителей страны рынки Бангладеш, Катара и Вьетнама.

"Мы должны уделить особое внимание качеству произведенного в стране товара, предназначенного на экспорт. Нужно проанализировать препятствия, которые стоят между Молдовой и интересующими ее внешними рынками", - отметил премьер-министр Павел Филип, комментируя планы молдавской стороны по поводу экспорта сельхозпродукции в дальнее зарубежье.

Ранее агентство FruitNews писало о том, что импорт яблок в прошлом году (https://fruitnews.ru/analytics/49658-import-yablok-v-proshlom-godu-vyros-vpervye-s-2013-g.html) вырос впервые с 2013 года.

Источник: FruitNews по материалам ИА Sputnik

Молдавия. Индия. Канада > Агропром > fruitnews.ru, 4 октября 2018 > № 2774542


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 октября 2018 > № 2749139

Президент Молдавии Игорь Додон сообщил, что не будет подписывать закон о праздновании 9 мая Дня Европы, назвал решение парламента о праздновании провокацией и заявил, что для него "9 Мая навсегда останется Днём Победы".

Парламент Молдавии в четверг повторно одобрил поправки в Трудовой кодекс, согласно которым в статью "Официальные праздники" добавлен еще один пункт "9 мая — День Европы". Законопроект передан на утверждение президента.

"Сегодня в парламенте произошла очередная провокация со стороны парламентского большинство, которые повторно утвердили закон о праздновании Дня Европы 9 мая. Я ни в коем случае не подпишу этот закон", — написал Додон на своей странице в Facebook.

По его словам, подобное решение было сделано "в преддверии парламентских выборов".

"Для меня, как и для миллионов моих соотечественников, чьи отцы, деды и прадеды прошли войну, кто жив благодаря героизму воинов-победителей, 9 Мая навсегда останется Днём Победы. Это святой праздник для каждого из нас", — добавил глава государства.

Он выразил уверенность, что после парламентских выборов, назначенных на 24 февраля 2019 года, новое правительство отменит нынешнее решение парламента.

Согласно местному законодательству, президент имеет право отправить законопроект на пересмотр в парламент. Но если депутаты повторно одобрят законопроект, то глава государства обязан его утвердить.

В День Победы ежегодно в республике проходят многотысячные гражданские шествия и праздничные мероприятия. Около 400 тысяч уроженцев Молдавии воевали в составе Красной Армии, подвиги 250 тысяч из них отмечены наградами, 19 человек стали Героями Советского Союза. На сегодняшний день в Молдавии не осталось в живых ни одного Героя СССР. Всего в стране осталось около 1,5 тысячи ветеранов Второй мировой войны.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 октября 2018 > № 2749139


Молдавия. Евросоюз. Россия > Агропром > fruitnews.ru, 4 октября 2018 > № 2774543

Экспорт молдавских яблок в Россию не превышает 15% от производства

Объем поставок молдавских яблок на российский рынок не превышает 15% от объема производства из-за высоких затрат на логистику и высоких пошлин.

В то же время, урожай яблок в Молдавии в этом году больше на 30-40%. Ежегодный объем производства в среднем составляет примерно 20 тыс. тонн. Об этом корреспонденту ИА Sputnik на выставке продуктов питания WorldFood Moscow рассказал представитель одной из молдавских компаний, которая производит соки, овощные консервы и джемы.

"Приоритет для нас — Европа, по продажам российский рынок за последние 4-5 лет оказался на последнем месте. Когда Россия ввела таможенные пошлины для молдавских товаров, мы были вынуждены искать новые рынки сбыта. Подорожала и российская логистика", - сказал один из представителей двух фирм-участниц Ассоциации Moldova Fruct Савелий Райский.

Кроме того, по требованиям Евразийского экономического союза усложнился процесс сертификации продуктов, и если раньше поставщики могли получать нужные документы на месте сбыта, то сейчас их необходимо оформлять в Москве.

"Клиенту из Абакана это, мягко говоря, неудобно. К тому же, если вы везете фрукты, то за это время они могут испортиться", - пояснил Савелий Райский.

По словам Изидора Браймана, коммерческого директора агрофирмы, которая поставляет фрукты исключительно на российский рынок, в сравнении с предыдущим годом урожай больше почти в два раза.

По данным Федеральной таможенной службы РФ, импорт яблок из Молдавии в Россию в сезоне 2017-2018 гг. превысил 260 тыс. тонн, продемонстрировав примерно двенадцатикратный рост за последние три года.

Источник: FruitNews по материалам ИА Sputnik

Молдавия. Евросоюз. Россия > Агропром > fruitnews.ru, 4 октября 2018 > № 2774543


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 октября 2018 > № 2761245

Чего же хочет от России любимец Садового кольца Москвы зиц-президент Додон?

«От Прута и до Дона»: политико-территориальные устремления президента Молдавии И. Додона. Часть вторая

Наиболее значимым, с точки зрения налаживания контактов с российским руководством, является настойчивое продвижение И. Додоном тезиса о «постоянном нейтралитете» Республики Молдова. Напомним, что данное положение уже наделено высшей юридической силой, поскольку закреплено в молдавской Конституции. Однако отсутствие дальнейшей проработки соответствующей конституционной нормы позволяет Кишиневу активно интегрироваться в структуры НАТО, открывать НАТОвские центры в Молдавии, проводить регулярные учения с НАТОвцами и их сателлитами, в первую очередь Украиной, и т. п. Но в Молдавии предпочитают закрывать на это глаза, отмечая лишь факт российского военного присутствия в качестве ключевой угрозы молдавскому «нейтралитету».

Тезис о молдавском «нейтралитете» как о главной «приманке» для Москвы не является каким-то новым изобретением Додона и его советников. Поразительным образом эта тема озвучивается руководителями Молдавии тогда, когда им в очередной раз нужно что-то от Москвы.

К примеру, экс-президент Молдавии В. Воронин вспоминал о «нейтралитете» Молдовы дважды — в 2004 и 2008−2009 годах. В первом случае Воронин старался минимизировать эффект от собственного предательства после того, как в ноябре 2003 года под давлением Запада отказался подписывать «Меморандум Козака». Тогда Воронин пытался заручиться поддержкой Москвы в отношении «пакта стабильности и безопасности для Молдовы», однако выдержки и политической воли молдавскому лидеру не хватило и через год после урока с Меморандумом: незадолго до рассмотрения «Пакта» на ежегодном заседании Совещания министров иностранных дел ОБСЕ молдавские власти внесли в проект новые правки, заведомо неприемлемые для России, и потом искренне удивлялись, почему Москва вновь расценила действия Кишинева как недружественные.

В следующий раз в Кишиневе «вспомнили» о «постоянном нейтралитете» в 2008—2009 гг., когда Воронин разуверился в западных партнерах и союзниках и вновь стал искать благосклонности Москвы. Кроме того, к Воронину пришло осознание того, что, кроме российской помощи, на выборах 2009 года ему больше рассчитывать не на что. Благодаря тогдашним симпатизантам Воронина в российских властных институтах, преимущественно в аппарате Совета безопасности России, тема «нейтралитета» вновь была извлечена и преподнесена высшему руководству РФ в качестве ключевого регионального преимущества (этот «пакетный подход» был отвергнут приднестровской стороной и не вызвал особого оптимизма в Москве, но свою роль «волшебного ключика» в приемную президента РФ он, с подачи некоторых российских чиновников, всё же сыграл).

Но было бы неверным полагать, что в молдавском законодательстве существовал правовой вакуум, который ничем не заполнялся в период между 2004 и 2008 годами, а также в последующие периоды. Напротив, молдавские власти, вне зависимости от персоналий и декларируемых устремлений, достаточно активно выхолащивали понятие «нейтралитета», оставляя широкий простор для взаимодействия с НАТО, но всё настойчивее требуя ликвидации военно-политического присутствия России.

И. Додон идет по пути своего политического родителя и наставника, Воронина. Тема нейтралитета вновь оказалась востребованной, и вновь ее пытаются преподнести Москве как свидетельство готовности молдавских властей к компромиссу ради… Прежде всего ради собственных интересов, но об этом предпочитают умалчивать. Проблематика «нейтралитета» в значительной степени «подсвечивается» украинским кризисом, и, как следствие, у уверенных в своей хитрости молдавских политиков появляется расчет на то, что Москву вновь удастся заинтересовать этой темой.

19 июля с. г. была обнародована «Позиция Президента Молдовы в отношении обеспечения безопасности Республики Молдова и ее граждан посредством укрепления конституционного статуса постоянного нейтралитета страны». Поскольку этот документ с несколько вычурным названием является, по сути, программным предложением политического и государственного деятеля, который многими рассматривается как главная пророссийская сила, представляется целесообразным проанализировать его более детально.

Уже само название вызывает ряд вопросов. К примеру, отдельное указание на то, что документ направлен на «обеспечение безопасности Республики Молдова и ее граждан» сразу заставляет задуматься: а что будет с остальными жителями Республики Молдова, особенно если Додон считает Приднестровье ее частью. Планирует ли молдавский президент «обеспечивать безопасность» граждан России и Украины, постоянно проживающих в Молдавии и Приднестровье, или же молдавский «нейтралитет» не гарантирует им безопасность?

В названии документа есть еще один любопытный пассаж. «Позиция…» И. Додона направлена на «укрепление конституционного статуса постоянного нейтралитета страны». Сложно представить, как можно «укрепить» статус постоянного нейтралитета, если он и так закреплен в конституции — документе высшей юридической силы, который имеет прямое действие. Скорее, его можно развивать и конкретизировать, путем принятия необходимых законодательных актов. Но! Президент Молдавии не инициирует законотворческий процесс, не предлагает законодательных инициатив, не вносит их на рассмотрение парламента, не утверждает даже цитируемую «Позицию…» президентским указом. Он лишь обнародует документ неясной юридической формы, хотя и с вполне конкретным содержанием. По-видимому, молдавский президент оставляет пространство для политического торга, прежде всего с Россией, обещая в будущем реализовать «укрепление конституционного статуса» в обмен на уступки России в настоящем.

Сам текст «Позиции…» является весьма пространным и похож более на политическую публицистику, чем на программный документ с реальными шагами. Тем не менее просматриваются и некоторые конкретные инициативы, в числе которых особого внимания заслуживают:

1. Заявленное стремление Додона «добиваться признания постоянного нейтралитета на международном уровне по примеру таких стран, как Швейцария, Австрия, Лаос, Камбоджа, Ирландия, Мальта, Туркмения и др.». Хотелось бы знать, какие усилия за последние два года были предприняты главой Молдавии для того, чтобы добиться такого международного признания. По нашей информации, каких-либо инициатив о принятии на уровне Организации Объединенных Наций документа о признании нейтралитета Молдавии молдавскими властями не выдвигалось. Хотя с упорством, достойным лучшего времени, молдавские представители и высшие должностные лица продвигают в ООН требования о выводе российских войск. Отсутствие прогресса в признании нейтралитета Молдавии на уровне ООН И. Додон связывает с необходимостью изучить международный опыт в данной сфере.

Додон подчеркивает, что молдавская сторона будет «убеждать наших международных партнеров подтвердить и признать постоянный нейтралитет Молдовы в качестве основополагающего элемента укрепления доверия и региональной безопасности». Во-первых, неясно, что мешает «международным партнерам» уже сейчас «подтвердить и признать» нейтралитет Молдавии. Неужто кто-то ставит его под сомнение? Или же молдавский президент допускает, что Конституция, гарантом которой он формально является, требует подтверждения со стороны третьих стран? Вряд ли. Но тезис о признании нейтралитета можно хорошо продать. Кроме того, как будет видно из последующих положений, «подтверждение и признание» нейтралитета со стороны других стран требуется И. Додону только для одной цели: для легализации требования о ликвидации российского военного присутствия, просто он это требование облекает в более вычурную форму, нежели его коллеги в парламенте и правительстве, которые требуют этого в открытую.

Во-вторых, утверждение о том, что постоянный нейтралитет выступает в качестве «основополагающего элемента укрепления доверия и региональной безопасности», вызывает большие сомнения, особенно с учетом того, что главной целью «нейтралитета» является вывод российских военных. С 1992 года здравомыслящие политики не сомневаются в том, что основополагающим элементом доверия и региональной стабильности является миротворческая операция на берегах Днестра, проводимая при ведущей роли Российской Федерации, с участием наблюдателей от ОБСЕ и Украины. Но формально поддерживающий миротворческую операцию Президент Молдавии предлагает на деле иной подход: вывод российских военных, сворачивание миротворческой операции, а взамен — призрачный «нейтралитет» Молдавии. Додон также забывает уточнить, как «нейтралитет» Молдавии скажется на рисках для региональной безопасности, которые генерируются соседней Украиной.

2. Интересно утверждение о том, что «Молдова остается разделенным государством с точки зрения выработки общенационального компромисса в отношении политического урегулирования приднестровского конфликта». Напротив, как представляется, в Молдове как раз существует общенациональный консенсус по урегулированию: в 2005 г. парламент Молдавии единогласно утвердил закон об «основах статуса Приднестровского региона» в составе унитарной Республики Молдова, который не оставляет никаких шансов на достижение устойчивой компромиссной модели урегулирования между Молдовой и Приднестровьем и содержит целый ряд дискриминационных положений в отношении приднестровцев. Додон за время своего президентства не выдвинул никаких инициатив по пересмотру данного закона; более того, в молдавской политической практике действует тезис о том, что в отношении Приднестровья президент, парламент и правительство «говорят на одном языке». Так что внутримолдавский консенсус есть. Если же И. Додон под «общенациональным компромиссом» подразумевал общий референдум в Молдавии и Приднестровье, о котором было сказано выше, то эта идея также далека от реальности и рассчитана только на внешнее потребление.

Впрочем, общегосударственный консенсус в отношении урегулирования есть и в Приднестровье, причем этот консенсус — высшего уровня, поскольку утвержден на всенародных референдумах периода воссоздания приднестровской государственности в конце 1980-х — начале 1990-х, а также 2006 г., когда приднестровцы четко высказались за независимость с последующим свободным присоединением к Российской Федерации.

Во втором разделе «Позиции Президента…» излагаются соображения И. Додона относительно реализации внешнеполитических приоритетов Молдавии во взаимоотношениях с международными партнерами в контексте «постоянного нейтралитета». При этом «постоянный нейтралитет Молдовы» рассматривается как «базовое условие национальной, энергетической и информационной безопасности, залог устойчивого, долгосрочного экономического развития и процветания страны». Как следует из текста «Позиции…», ключевой угрозой «постоянному нейтралитету» Молдавии является российское военное присутствие; соответственно, из-за российских миротворцев, украинских и ОБСЕшных наблюдателей, участвующих в миротворческой операции, в Молдавии не получается обеспечить «устойчивое, долгосрочное экономическое развитие и процветание». Непонятно, правда, почему российское военное присутствие в Приднестровье является большим вызовом для Республики Молдова, чем существующий уровень коррупции, олигархизация и концентрация власти в руках одного человека, негативная миграционная динамика и другие факторы.

В «Позиции…» Додона достаточно много говорится об «общности культуры, гуманитарных ценностей» с Румынией. Однако в пунктах «Позиции…», посвященной молдаво-румынским отношениям, нашло отражение только указание на то, что Румыния, как член ЕС и НАТО, имеет некие дополнительные обязательства по соблюдению суверенитета и неприкосновенности международно-признанных границ РМ. И. Додон вообще не упомянул об одной из ключевых проблем во взаимоотношениях с Румынией — об отсутствии базового договора и договора о границе Молдавии со своим западным соседом. Именно эти документы, а не абстрактные, никому неизвестные «дополнительные обязательства», должны были бы способствовать укреплению «постоянного нейтралитета» Молдовы.

Тезисы «Позиции…» И. Додона, посвященные Украине, чрезвычайно комплиментарны. Украина рассматривается Додоном как «близкий и дружественный сосед, важнейший партнер в сфере внешнеполитических и торгово-экономических отношений». Странно, конечно, читать такие тезисы от политика, претендующего на статус лидера ведущей пророссийской политической силы, но пусть это останется на совести таких «пророссийских» политиков. Украинцы упоминаются в качестве самой многочисленной диаспоры в Молдавии, важнейшей составляющей государственности страны. Хотелось бы, чтобы на эти тезисы обратили внимание и на Украине, ведь И. Додон ставит под сомнение тот факт, что украинцы издавна жили на землях, входящих в состав нынешней Республики Молдова, и являются на них такими же коренными жителями, как и «титульная нация». Это означает, что они должны считаться не «диаспорой», а «общиной», но, видимо, для Додона такие тонкости значения не имеют. Приоритет «титульной нации» для него важнее.

Другие пассажи в отношении Украины представляют еще больший интерес.

Так, И. Додон полагает, что

«важная роль принадлежит Украине в поиске решения такой сложной проблемы, как содействие вывозу и утилизации вооружений и боеприпасов, находящихся на складах Колбасны, а также в создании благоприятных условий для завершения процесса вывода иностранных войск с территории Республики Молдова (обеспечение транзита)».

Вряд ли кого-либо сможет ввести в заблуждение тот факт, что Додон прямо не называет, какие «иностранные войска» должны быть выведены транзитом через Украину.

Подчеркнем: политик и государственный деятель, которого представляют высшему российскому руководству как «пророссийского», призывает к скорейшему выводу российских войск, включая миротворцев, и рассчитывает на особую помощь в этом со стороны Украины. Тем самым заведомо обрекая российских военных на угрозы и провокации, на риск для их жизни и здоровья. Додон в очередной раз заявляет о своей публичной солидарности с правительством и парламентом, подчиненным Плахотнюку, министры и депутаты которого не раз говорили о ведущей роли Украины в обеспечении транзита для вывода российских военных.

В этих тезисах со всей отчетливостью раскрывается то, что именно российское военное присутствие выступает, по мнению молдавского президента, ключевым вызовом для «постоянного нейтралитета» Молдавии. И поэтому Додон фактически призывает «международных партнеров» не признавать его сейчас, а добиться/дождаться ликвидации российского присутствия, и только после этого рассмотреть вопрос о признании нейтралитета Молдавии.

Еще один тезис «Позиции…», посвященный Украине, также поражает своим антироссийским содержанием. В частности, президент Молдавии утверждает, что «Украина как дружественное государство может стать одним из основных международных партнёров нашей страны в обеспечении стабильности и безопасности Республики Молдова». Интересно, как «дружественные» Додону и русофобские в отношении России украинские власти будут обеспечивать стабильность и безопасность Молдавии, особенно в отношении действительно пророссийского Приднестровья. Не менее интересно, почему об этом с такой легкостью говорит глава суверенного государства. Или И. Додон рассчитывает на то, что «договороспособность» Приднестровья будет обеспечена украинскими «добробатами» и усилением экономической блокады?

Тезисы о России в «Позиции…» на первый взгляд тоже комплиментарны. Однако за видимым конструктивом плохо скрыты некоторые принципиальные положения. И даже не стоит обращать внимания на псевдоисторические пассажи о том, что «ещё со времён молдавского господаря Штефана Великого отношения были основаны на дружбе и взаимовыручке» (как будто отношений между народами не было до формирования молдавской государственности либо в догосударственный период они строились на других принципах).

Не может не настораживать то, что молдавский президент говорит о том, что современные молдово-российские отношения строятся на основе базового двустороннего Договора о дружбе и сотрудничестве 2001 г., не упоминая при этом Соглашение о принципах мирного урегулирования конфликта 1992 г., которое является договорно-правовой основой миротворческой операции и, соответственно, краеугольным камнем регионального мира и стабильности.

В «Позиции…» излагается перечень требований, которые, по мнению молдавского президента, должна выполнить Россия (впрочем, этот перечень не особенно отличается от аналогичных перечней, предъявляемых правительством и парламентом Молдавии).

Здесь и требование дать Молдавии возможность реализовать «исторический шанс на развитие как независимого, суверенного, территориально целостного государства в международно-признанных границах» (как будто на протяжении последних 27 лет кто-то лишал Молдавию этого «исторического шанса»). По сути, от Москвы требуют помочь «вдавить» Приднестровье в Молдавию, апеллируя к совести российского руководства и оперируя тезисом о том, что Россия была, есть и будет «надежным партнером молдавского государства и молдавского народа».

Здесь, конечно, и плохо скрываемое требование о выводе российских войск, скрытое за призывом к Москве «поддержать волеизъявление молдавского народа относительно сохранения и укрепления нейтрального статуса» и «предпринять все необходимые шаги для того, чтобы международный нейтралитет Молдовы соответствовал в полной мере международным требованиям и соглашениям». Молдавский президент руководствуется какой-то искаженной логикой: с одной стороны, сам Кишинев ничего не предпринимает для «сохранения и укрепления нейтрального статуса» (к примеру, не обращается в ООН), но ожидает, что вся работа по данному направлению будет выполнена другими государствами. С другой стороны, в отсутствие каких-либо международных требований и соглашений применительно к Молдавии Кишинев требует соблюдения этих несуществующих и не инициированных им документов.

В тезисах «Позиции…», посвященных Европейскому союзу, президент И. Додон вновь возвращается к комплиментарности без каких-либо скрытых требований и смыслов. Евросоюз назван «естественным стратегическим партнером во всех областях жизни молдавского государства и общества». При этом Додон теперь рассматривает «реализацию многофункционального Соглашения об Ассоциации РМ-ЕС как возможность проведения необходимых внутренних реформ в Республике Молдова», которая необходима «прежде всего самой Молдове». И. Додон говорит об «общеевропейских ценностях и стандартах, которые искренне восприняты» гражданами Молдавии (ориентируясь на внутреннего избирателя, Додон периодически резко критикует «общеевропейские ценности и стандарты», но в его «логике» разные аудитории не соприкасаются, поэтому одним можно говорить об «общеевропейских ценностях», а в присутствии других — эти самые ценности критиковать). Из этого следует, что теперь речь о пересмотре Соглашения об ассоциации Молдавия — ЕС и тем более о его денонсации (о чем ранее говорил сам Додон) более не идет.

И. Додон заранее выражает признательность Евросоюзу за «готовность оказывать содействие в восстановлении страны в постконфликтный период», хотя стороны даже не пытались обсуждать модель окончательного урегулирования, а ЕС — не более чем наблюдатель в переговорах, не участвующий, согласно официальным документам, в принятии решений переговорного процесса.

Следует сравнить эту признательность Додона Евросоюза с тезисами, посвященными России: от Российской Федерации ожидают только «вдавливания» Приднестровья в Молдавию и вывода российских войск, без каких-либо перспектив участия в постконфликтном процессе, в то время как ЕС уже включен Додоном в число участников постконфликтного урегулирования.

В тезисах «Позиции…», посвященных США, И. Додон столь же комплиментарен, как и в отношении Евросоюза. Додон отмечает, что «США всегда стремились способствовать созданию реальных предпосылок в обеспечении стабильного и безопасного будущего для молдавского государства и его граждан». Додон убежден, что

«США намерены твёрдо поддерживать путь развития Молдовы как независимого, территориально целостного государства и обеспечить нерушимость международно-признанных границ Молдовы, как ключевой фактор поддержания стабильности и безопасности в Европе».

Оставим на совести Додона бредовый акт его мании величия, выраженной в утверждении о том, что именно Молдавия является «ключевым фактором» для стабильности и безопасности в Европе, хотя приступы особой значимости не всегда бывают безобидными.

Но в реальности заслуживает внимания то обстоятельство, что Додон рассчитывает на особую роль американцев в обеспечении безопасности в Европе, предлагая, по сути, американцам укрепить свои позиции и более активно действовать в Европе. Вряд ли это понравится еэсовцам, однако в данном случае И. Додон, скорее всего, действует в рамках курса своего «старшего партнера» В. Плахотнюка, для которого именно американцы являются ключевым источником легитимности.

Додон призывает США к наращиванию усилий «по достижению мирного и прочного решения приднестровского конфликта, результатом которого станет жизнеспособное молдавское государство, основанное на демократических принципах». Мало того, что Додон, в отличие от базовых документов переговорного процесса, предрешает формат окончательного урегулирования, так он еще и своими заявлениями вступает в очевидное противоречие с уже подписанными документами, согласно которым США, как и Евросоюз, — всего лишь наблюдатель в переговорном процессе, не участвующий в принятии решений переговорного процесса. Вновь стоит обратить внимание на то, что с инициативами о фактическом расширении статуса западников в переговорах, о «вестернизации» процесса урегулирования выступает «пророссийский» политик.

Много добрых слов содержится в «Позиции…» по отношению к Турции. Додон констатирует, что «Турция, являясь членом НАТО, может сыграть важнейшую роль в обеспечении безопасности и стабильности ситуации в Черноморском бассейне». Примечательно, что возможная «важнейшая роль» Турции в обеспечении безопасности в Черноморском бассейне напрямую увязывается Додоном с членством Турции в НАТО. Иными словами, только с членством в НАТО молдавский президент связывает способность того или иного государства участвовать в обеспечении региональной безопасности.

Интересно и то, что именно Турции президент Молдавии предлагает стать первым государством в мире, которое, «при наличии соответствующих предпосылок» (читай — вывода российских войск), признало бы постоянный нейтралитет Молдавии. И это, опять-таки, инициатива «пророссийского» политического деятеля, предлагающего членам НАТО обеспечить безопасность Молдавии после обязательного вывода российских войск.

В отношении контактов с НАТО молдавский президент вспоминает о «стабильности, предсказуемости и преемственности внешней политики Молдовы», что означает, по-видимому, дальнейшие совместные учения, дальнейшую интеграцию в НАТОвские структуры, продолжение функционирования НАТОвского информационного центра в Кишиневе и т. п.

Несмотря на оговорку о том, что Молдавия не ставит целью вступление в НАТО, отношения Молдавии и НАТО, по мнению Додона, должны носить «прагматичный характер и основываться исключительно на строгом соблюдении конституционного статуса постоянного нейтралитета Республики Молдова».

По странному стечению обстоятельств, НАТО является единственной структурой, от которой Додон не требует признания нейтралитета Молдавии. Для НАТО молдавский президент делает исключение, предлагая Североатлантическому альянсу ограничиться уже существующими нормами. Неясно, правда, почему для других стран этого недостаточно, почему все остальные должны принимать отдельные решения о признании молдавского нейтралитета, а от НАТО этого не требуется.

В заключение «Позиции…» И. Додон предлагает несколько инициатив. К примеру, молдавский президент считает целесообразным организацию Саммита нейтральных государств для

«консолидации их усилий по выработке общих подходов и определении их роли в укреплении европейской безопасности», что способствовало бы «продвижению процесса международного признания постоянного нейтралитета Республики Молдова».

На внутриполитическом периметре президент Молдавии считает необходимым разработку и принятие новой Концепции внешней политики, а также Концепции постоянного нейтралитета Молдавии, в числе основных целей которых обозначено «содействие в завершении процесса вывода иностранных войск с территории Молдовы». Концепция постоянного нейтралитета должна стать основой для «специального органического закона о статусе постоянного нейтралитета в соответствии с Конституцией РМ».

И внутри-, и внешнеполитические инициативы Молдовы производят впечатление попытки молдавского лидера максимально затянуть процесс международного признания нейтралитета Молдавии. Конечно, Молдавия — особый случай (как и буквально все страны в мире) в международной политике, но та же Туркмения вполне обошлась без специального Саммита нейтральных стран, когда речь шла о признании ее нейтралитета.

«Ступенчатая» модель внутреннего правового регулирования, предлагаемая Додоном, возможно, и имеет право на существование. Однако непонятно, почему, если Додон настолько озабочен вопросом нейтралитета, за последние без малого два года им самим не были разработаны соответствующие инициативы, почему появилась невнятная «Позиция…» вместо конкретных политико-правовых инициатив.

Ответ, скорее всего, прост. Нейтралитет является для И. Додона важным только в той мере, в какой это соответствует его ситуативным интересам и интересам его «старшего партнера» В. Плахотнюка. Нейтралитет рассматривается молдавской политической элитой как один из немногих оставшихся «золотых ключиков», открывающих двери в переговорные комнаты в Москве. Ради этого предлагаются некие «позиции», выдвигаются «инициативы», цель которых — тянуть время и торговаться с российским руководством, с расчетом на сохранение Москвой торговых преференций, давление Москвы на Приднестровье в интересах Кишинева под молдавские выборы в обмен на обещания молдавских чиновников.

«Позиция…» И. Додона со всей очевидностью свидетельствует, что президент, парламент и правительство Молдавии действительно говорят на одном языке по вопросам, касающимся региональной стабильности и безопасности, а также молдо-приднестровского урегулирования. Вся «Позиция…» ориентирована исключительно на одну цель — вывод российских войск из Приднестровья, ликвидацию военно-политического присутствия России в регионе, сворачивание миротворческой операции. Только после этого Кишинев считает возможным запуск процесса международного признания нейтралитета Молдавии.

Отдельно необходимо подчеркнуть, что в своей «Позиции…» И. Додон даже не вспоминает об инициативах по общей демилитаризации Молдавии и Приднестровья, которые выдвигались, помимо прочих, и Болгарским Председательством в ОБСЕ. Вместо общей демилитаризации Додон требует только вывода российских войск, а эмиссары молдавского правительства вновь обсуждают с зарубежными партнерами вопрос о «демилитаризации Приднестровского региона» и рассчитывают в этом вопросе на внешнее содействие. Особую озабоченность вызывает в этом контексте недавние консультации вице-премьера по вопросам реинтеграции Молдавии К. Лесник с секретарем Совета национальной безопасности и обороны Украины А. Турчиновым, в ходе которых украинская сторона заявила о готовности способствовать «демилитаризации» Приднестровья.

В этих условиях российскому руководству важно ответить на принципиально важный вопрос: так ли важна пресловутая идея «нейтралитета Молдовы» в современных условиях, ведь по сравнению с 2004, 2008−2009 годами ситуация серьезно изменилась. Украинский кризис серьезно изменил баланс региональной безопасности и стабильности, и теперь «нейтралитет» Молдавии, особенно на предлагаемых Кишиневом условиях, лишь усугубит сложившийся дисбаланс, тем более что ни о каком реальном нейтралитете речь на деле не идет.

Молдавские власти и их западные кураторы пытаются обеспечить «нейтралитет» посредством только вывода российских войск, при усилении роли США, Евросоюза, отдельных членов НАТО в лице Турции, а также НАТО в целом. Важная роль в этих процессах отводится нынешней антироссийской власти в Киеве, которая должна содействовать транзиту «эвакуируемых» российских войск (возможно, даже с сохранением знаков различия офицерам, но без каких-либо иных гарантий). Русофобский Киев также приглашается Кишиневом к более активному обеспечению стабильности в самой Молдавии.

В ИА REGNUM искренне надеются на то, что в Москве не менее внимательно прочитали «Позицию…» Додона относительно «постоянного нейтралитета» Молдавии. Только внимательный, системный анализ выдвинутых «пророссийским» Додоном тезисов, в сочетании с его реальными действиями/бездействием, может дать объективное представление о ситуации.

Вообще российским чиновникам не позавидуешь. Сложилась парадоксальная ситуация: Москву обвиняют во вмешательстве во внутренние дела Молдавии и поддержке «пророссийского» политика, который на деле занимает антироссийскую позицию. Получился практически капкан, и переломить ситуацию за несколько месяцев до выборов будет крайне сложно.

Как представляется, российскому руководству стоит задуматься о двух наиболее серьезных моментах.

Во-первых, если обвинения во вмешательстве в избирательный процесс в Молдавии неизбежны, возможно, следует действительно отбросить «политес», который никого ни в чем не убедит, и по-настоящему вмешаться в региональные процессы, отстаивая собственные интересы — так, как это делают США, Румыния, Турция и другие страны, которые так «продвигаются» И. Додоном.

Во-вторых, принципиально важно, с одной стороны, не размениваться на призрачные обещания молдавских политиков, которые взамен требуют вполне реального отказа Россией от своих интересов и граждан. С другой стороны, для Москвы не менее важно получить четкие гарантии того, что нынешние «пророссийские» политики не забудут о своих обещаниях на следующий день после выборов, как это уже не раз случалось.

Сергей Артёменко

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 октября 2018 > № 2761245


Молдавия > Агропром > fruitnews.ru, 4 октября 2018 > № 2774545

Стоимость сливы для переработки упала в семь раз в Молдове

В Молдове цена на сливу для переработки упала с прошлогодних 5,0-5,5 леев/кг ($0,32-0,35/кг) до 0,8 леев/кг ($0,05).

По данным аналитиков EastFruit, основная масса фруктов была продана по цене не выше 3-4 леев/кг ($0,18-0,24/кг).

"Закупочная цена на техническую сливу для потребностей переработки в Молдове уже упала до 0,8 леев/кг ($0,05), в то время, как только ее уборка обходится в 0,5-0,7 леев/кг ($0,03-0,04/кг). В 2017 году из-за неурожая сливы в южной и центральной зонах Молдовы, максимальная закупочная цена на техническую сливу в северной зоне страны доходила до 5,0-5,5 леев/кг ($0,32-0,35/кг)", - говорится в материале.

По словам руководителя компании Monicol Думитру Викола, такая ситуация произошла из-за того, что основные европейские покупатели чернослива и сливовой пасты сообщили молдавскому партнеру о сохранении прежних объемов закупок при снижении фактических цен на эти товары почти вдвое.

Источник: FruitNews по материалам EastFruit

Молдавия > Агропром > fruitnews.ru, 4 октября 2018 > № 2774545


Молдавия > Агропром > oilworld.ru, 2 октября 2018 > № 2768061

В 2018 году Молдова обновит рекорд урожайности подсолнечника

В 2018 г. Молдова сможет обновить рекордный показатель урожайности подсолнечника, достигнутый годом ранее. Такое мнение 2 октября в своем выступлении на аграрно-логистическом форуме «Днепр-Дунай-Черное море» в Кишиневе озвучил менеджер коммерческого департамента Trans Oil Group of Companies Дмитрий Лупу.

«В т.г. данный показатель ожидается на уровне 2,6 т/га против 2,4 т/га. Указанный рост, несмотря на некоторое сокращение посевных площадей, позволит нарастить валовой сбор масличной до 950 тыс. тонн в сравнении с 920 тыс. тонн, полученным в 2017 г.», - сказал он.

Также Д.Лупу отметил тот факт, что, несмотря на достаточно ограниченные площади выращивания сельхозкультур в Молдове, примерно 24% из них отводятся под выращивание подсолнечника.

«Для сравнения, в Украине данный показатель составляет 17%, в Румынии – 10%», - подчеркнул эксперт.

Говоря о структуре распределения семян подсолнечника в стране, спикер уточнил, что порядка 66% производимой масличной отгружается на внешние рынки, а остальные 34% - перерабатываются на внутренних мощностях.

автор: АПК-Информ

Молдавия > Агропром > oilworld.ru, 2 октября 2018 > № 2768061


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 октября 2018 > № 2761282

«От Прута и до Дона»: чего хочет президент Молдавии И. Додон?

Политико-территориальные устремления. Часть первая

Как известно, в Молдавии в течение ближайших пяти месяцев должны состояться парламентские выборы. Несмотря на то что формально дата выборов уже утверждена парламентом Молдавии (конец февраля 2019 года), пока, видимо, всё же рано с полной определенностью говорить о том, что это окончательные сроки. Молдавская политическая элита известна своей непредсказуемостью и готовностью к весьма вольным трактовкам собственного законодательства, если это соответствует ее ситуативным интересам, безотносительно к тому, каким нормам или событиям давать толкования — от выборности президента до итогов выборов столичного градоначальника.

В Москве внимательно следят за фактически стартовавшей молдавской избирательной кампанией, хотя стараются делать это максимально непублично — по-видимому, чтобы избежать упреков во вмешательстве в избирательный процесс по аналогии с другими «пострадавшими» странами. Впрочем, пассивность российских структур в Молдавии (в особенности при прежнем после России в Молдавии Ф. Мухаметшине) уже давно широко известна, и общий политический фон — лишь хорошее основание для оправдания пассивности возможными обвинениями.

Тем не менее вряд ли российским властям удастся избежать обвинений во вмешательстве в молдавские выборы, поскольку лидер одной из ведущих партий — действующий президент Молдавии И. Додон — претендует на «пророссийский» статус, и, соответственно, Москву обвиняют в его поддержке и стремлении тем самым повлиять на итоги выборов и заставить Молдавию свернуть с евроатлантического пути.

Между тем И. Додон — достаточно специфическая фигура. Сложно переоценить его вклад в то, что у власти в Молдавии находится режим во главе с нынешним фактическим руководителем Молдавии В. Плахотнюком.

Во-первых, именно благодаря голосам фракции социалистов И. Додона в 2012 г. президентом Молдавии был избран Н. Тимофти, что позволило избежать досрочных парламентских выборов.

Во-вторых, в начале 2016 г. Додон отказался от участия в протестном движении и фактически признал легитимность нынешнего правительства, приведенного к власти В. Плахотнюком и принимавшего присягу в режиме секретности, «под покровом ночи».

В-третьих, Додон практически никак не реагировал на ограничения его конституционных полномочий, на антироссийские выпады парламента и правительства Молдавии, на отклоненную конституционным судом Молдовы инициативу о проведении консультативного референдума в 2016 г. и т. д., ограничиваясь невнятными заявлениями вместо активных действий. Вместо этого г-н Додон по мере необходимости сотрудничал с г-ном Плахотнюком — как это было, к примеру, с назначением нового посла Молдавии в Соединенных Штатах Америки, в недавнем прошлом являвшейся высокопоставленным функционером плахотнюковской Демократической партии Молдовы, которая практически сразу после прибытия в США и вручения верительных грамот «разродилась» масштабной антироссийской статьей в американских СМИ. Несмотря на провозглашенную борьбу с нынешним «режимом» в Молдавии, президент Додон без лишнего шума и возражений подписал указ о назначении посла в США.

Наконец, Партия социалистов, которую до избрания президентом возглавлял И. Додон, поддержала переход Молдавии к смешанной системе выборов парламента, что, по мнению большинства экспертов, способно лишь укрепить режим Плахотнюка и обеспечить необратимость принятых антироссийских решений и других мер, ограничивающих статус русского языка и русскоязычных граждан. Голосование по смешанной системе, скорее всего, позволит Плахотнюку благодаря значительному финансовому, административному и медиаресурсу, при благожелательном нейтралитете западников, в особенности США, подтвердить свой статус фактического руководителя Молдавии, гаранта дальнейшей реализации ее евроатлантических устремлений.

На предстоящих парламентских выборах И. Додон делает ставку прежде всего на российскую поддержку. Взамен он пытается предложить Москве ряд тезисов, которые, по его мнению, должны быть особо привлекательными для российского руководства. Таковых тезисов, как представляется, три:

1) молдаво-приднестровское урегулирование;

2) «разворот» молдавской политики в сторону Москвы, более активное участие Молдавии в евразийских интеграционных процессах;

3) «постоянный нейтралитет» Молдавии.

Первые два тезиса уже неоднократно анализировались в материалах ИА REGNUM. Напомним лишь, что И. Додон отказался от федеративной модели урегулирования, которую сам же пытался продвигать в 2012—2013 годах, пытаясь понравиться Москве и заручиться статусом ведущей «пророссийской» политической силы в Молдавии. Сейчас Додон утверждает, что федеративная модель более неактуальна для Молдавии, и, как и прозападные и унионистские политические силы, считает возможным урегулировать конфликт в рамках унитарной Республики Молдова. Хотелось бы послушать аргументацию г-на Додона в отношении отказа от федеративной модели во время его дискуссий с вице-премьером российского правительства Д. Козаком, на которого Указом президента Российской Федерации было возложено исполнение обязанностей Специального представителя президента России по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдова и который известен как автор наиболее проработанного концепта урегулирования, основанного на федеративных принципах — «Меморандума Козака» 2003 г. По-видимому, г-н Додон поясняет, что отсутствие политической воли является устоявшейся традицией для молдавской политической системы и нарушение преемственности в этом вопросе недопустимо.

Кроме того, поддержанная Додоном реформа избирательной системы Молдавии предполагает избрание в молдавский парламент двух одномандатников от «Приднестровского региона», что будет означать мощнейший удар по российским интересам в Молдавии и Приднестровье, по статусу России как государства-гаранта и посредника. Как неоднократно отмечалось ранее, избрание одномандатников от Приднестровья в молдавский парламент может перевести ситуацию в плоскость внутримолдавского законодательства и «обнулить» статус международных участников переговоров, в первую очередь Российской Федерации, а также позволит свернуть миротворческую операцию решением молдавского парламента со ссылкой на то, что в нем есть и приднестровские представители. И это уже не говоря о том, что представительство в два одномандатника абсолютно несоразмерно численности жителей Приднестровья в соотношении с Республикой Молдова, если отталкиваться от пропорций, сложившихся в Молдавской ССР (по данным переписи 1989 г., на территории современного Приднестровья проживало примерно 17% населения МССР, с учетом избрания по одномандатным округам 51 депутата приднестровская «квота» в парламента РМ должна была бы составлять не менее шести депутатов).

Не менее одиозной является и последняя инициатива И. Додона об «определении статуса Приднестровья» на общем голосовании (референдуме) граждан Молдавии и Приднестровья. Предложение об «общем референдуме» для таких вопросов является абсолютным новшеством в международном праве и мировой практике, за которое молдавский президент мог бы претендовать на Нобелевскую премию, если бы такая инициатива не была настолько абсурдной. Как известно, такого рода вопросы действительно решаются на референдумах, но исключительно на раздельных — как это было, к примеру, на Кипре, или как это предполагалось в «Меморандуме Козака». Кроме того, предлагаемая Додоном «схема» автоматически лишит права определять свою судьбу 200 000 граждан России, постоянно проживающих в Приднестровье, ведь голосовать, по замыслу Додона, должны исключительно граждане Молдавии, а не все жители Приднестровья, вне зависимости от гражданства. Такое игнорирование международно-правовой практики, в сочетании с дискриминацией российских граждан, предлагается Додоном в качестве «рецепта» молдаво-приднестровского урегулирования, который якобы учитывает российские интересы.

Что касается регионального сотрудничества, то здесь И. Додон явно рассчитывает на то, что с его стороны будет достаточно громких заявлений, даже после гипотетической победы на выборах. Социально-экономическое иждивенчество, присущее молдавской политической элите, не обошло стороной и г-на Додона: даже после откровенно антироссийских выпадов (к примеру, объявления Молдовой персоной нон грата тогдашнего российского вице-премьера, сопредседателя молдаво-российской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству Д. Рогозина) молдавский президент продолжал настаивать на сохранении российскими властями свободного доступа для молдавской продукции на российский рынок и преференций для молдавских трудовых мигрантов. Иными словами, Москва должна делать вид, что ничего не происходит, а молдавские власти продолжат действовать так, как сами посчитают нужным.

Додон также рассчитывает на помощь Москвы в мобилизации молдавской диаспоры, в первую очередь трудовых мигрантов, работающих в России. Во многом поэтому Додон не ограничивается встречами только в пределах Бульварного кольца или Северной Пальмиры, но и периодически выезжает в иные центры молдавской трудовой миграции. Особенно «полюбились» г-ну Додону донские просторы — к примеру, в 2015 году он поддерживал Воронежское региональное отделение «Справедливой России», активно критиковавшее единороссов во главе с тогдашним губернатором Воронежской области, ныне — вице-премьером А. Гордеевым, который может стать новым сопредседателем молдавско-российской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. В этом году И. Додон побывал в Волгодонске, где принял участие в открытии памятника Петру Первому и Дмитрию Кантемиру, символизирующего, по мнению авторов скульптур, молдавско-российскую дружбу. Любопытно, что И. Додон мотивировал выбор места для такого памятника тем, что решением Петра Первого именно в этой местности было предписано выращивать виноград. В общем, там, где виноделие, — там и дружба, и молдавский президент, и молдавские интересы. Французским, испанским, а также чилийским виноделам стоит озадачиться.

Г-н Додон весьма своеобразно воспринимает собственные обещания в части региональных приоритетов. И. Додон заявил о том, что, в отличие от ранее озвученных им же тезисов, теперь он и его Партия социалистов не настаивают ни на пересмотре, ни на денонсации Соглашения об ассоциации Молдавии с Европейским союзом 2014 года. Сейчас Додон видит в данном Соглашении «исторический шанс» для превращения Молдовы в «пространство возможностей» для российского бизнеса, при этом от российского бизнеса требуются вложения в экономику Молдавии, но при этом обязательств перед российской стороной у Молдавии не возникает. Напротив, в рамках Соглашения об ассоциации у Молдавии появляются обязательства перед Евросоюзом по ограничению российских бизнес-интересов — к примеру, в энергетической сфере.

На этом фоне подключение Молдавии к работе ЕАЭС выглядит не более чем политическим реверансом в сторону Москвы, не предполагающим дальнейшего реального подключения Молдавии к евразийским интеграционным процессам. Кроме того, это еще и очередной шаг, ориентированный на молдавского избирателя, который все ещё считает Додона пророссийским политиком.

Таким образом, первые два тезиса, предлагаемые И. Додоном Москве, на деле не выдерживают критики и не соответствуют реальным действиям молдавского лидера. К этому в России наверняка привыкли на примере различных генераций постсоветских политиков, к примеру, Л. Кучмы и В. Януковича.

Тезис о «постоянном нейтралитете» Молдавии не столь безобиден. Напротив, он более конкретен, потому что получил некое подобие правового оформления и предполагает ряд конкретных шагов, направленных против российского присутствия в регионе. Подробнее об этом — во второй части данного материала.

Сергей Артёменко

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 октября 2018 > № 2761282


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 октября 2018 > № 2749168

Депутаты, входящие в парламентское большинство Молдавии утвердили план работы на осеннюю сессию и включили в него рассмотрение вопроса о внесении в конституцию пункта о евроинтеграции, заявил во вторник вице-председатель парламента Валерий Гилецкий.

Демократическая партия Молдавии (ДПМ), которой принадлежит парламентское большинство, в сентябре 2017 года предложила внести изменения в конституцию страны, включив пункт о том, что стратегическая ориентация Молдавии — это европейская интеграция. Эта инициатива исходит из постановления конституционного суда от 9 сентября 2014 года. Согласно этому решению, КС констатировал, что ориентация на европейские демократические ценности — это определяющий элемент конституционной идентичности Молдавии.

"Мы сегодня провели первое заседание парламентской коалиции. У нас будет очень насыщенная сессия, мы обсудили законодательные приоритеты на эту сессию. У нас есть в повестке законопроекты по изменению в конституции, в частности, проект, который предполагает включение пункта о евроинтеграции", — сказал Гилецкий на брифинге после заседания депутатов.

Ожидается, что законопроект будет иметь не только политические, но и юридические последствия. Он предполагает, что все должностные лица, учреждения и государственные органы будут осуществлять свою деятельность таким образом, чтобы максимально ускорить сближение с ЕС

"Мы пока не обсуждали текст конституции, но мы поддерживаем изменения, они должны быть рассмотрены. Решение будет принято до конца этой сессии, — добавил Гилецкий.

Согласно местному законодательству, для изменения конституции необходимы голоса 67 из 101 депутатов парламента. Мандат нынешнего созыва парламента истекает 30 ноября. Парламентские выборы в стране назначены на 24 февраля 2019 года.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 октября 2018 > № 2749168


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747161 Владислав Саран

Аналитик из страны, где Россия поддерживает замороженный конфликт: «Дезинформация пустила корни и убивает изнутри» (Info, Чехия)

Люди тоскуют по СССР, а к ЕС большинство населения относится скептически, самым популярным зарубежным политиком является Путин — таковы реалии сегодняшней Молдавии. Почему так происходит? По мнению независимого молдавского аналитика, если в стране распространены пророссийские взгляды, если Россия популярна среди населения, то виновата в этом российская пропаганда, а не местные власти.

Адам Котрбаты (Adam Kotrbatý), Info.cz, Чехия

Вследствие распада Советского Союза началось несколько конфликтов в регионах с высокой концентрацией русскоговорящего населения. Одним из таких регионов является Приднестровье. Официально это часть Молдавии, но фактически кишиневские власти его не контролируют. В регионе свои интересы продвигает Москва, которая разместила там свой контингент. Кроме того, Кремль не оставляет в покое и всю остальную страну, которая подвергается воздействию массированной российской пропаганды. «У нас есть регионы только с пророссийскими СМИ», — говорит и интервью INFO.CZ аналитик Владислав Саран, который борется со сложившейся ситуацией силами основанного им же Независимого аналитического центра Spirit Critic.

Пропаганда и российский взгляд на события распространяются через СМИ. Первую скрипку в стране играют российские телеканалы, радио и газеты. Среди молдаван по-прежнему пользуется популярностью издание «Комсомольская правда» и «Первый канал», который подчиняется непосредственно Кремлю. «Эти каналы есть практически в каждой деревне и пользуются большим влиянием», — описывает ситуацию Саран, подчеркивая, что таким же мощным воздействием обладает интернет и тролли в социальных сетях «Фейсбук» и «ВКонтакте».

INFO.CZ: Какой источник из перечисленных больше всего влияет на молдаван?

Владислав Саран: Прежде всего, телевидение. Последние данные подтверждают, что люди непосредственно сталкиваются с дезинформацией в основном при просмотре телевизора. Молодые, старые — все. Разумеется, пожилые люди, которые больше других смотрят телевизор, более подвержены влиянию пропаганды, чем молодежь. В ее случае особенную роль играют социальные сети. Однако лично я думаю, что больше всего вредит телевизионная пропаганда в новостях.

— Как Вы с этим боретесь? Есть ли в Молдавии независимые организации, проверяющие факты?

— Подобных проектов существует несколько. Прежде всего, я бы выделил проект Stop False, который заработал после аннексии Крыма на Украине и за год также охватил Молдавию. Другими проектами занимаются разные некоммерческие организации, которые стремятся отстоять независимую журналистскую среду. К сожалению, они малоизвестны, так как не имеют доступа к телевидению.

— Вот что мне как раз интересно. Насколько удается объяснять людям, что то, что они читают и смотрят по телевидению, зачастую неправда? Как молдаване относятся к подобным проектам?

— Лично я считаю, что они не настолько популярны, как им хотелось бы, и по-прежнему не решили проблему распространения своей информации. Они создают группы, которые ездят по деревням, и размещают рекламные щиты. Но проблема еще и в том, как оценить результаты их работы. Если обратиться к итогам выборов, то ясно, что люди по-прежнему выбирают пророссийские партии. Поэтому, как я думаю, граждане по-прежнему не осознают, что происходит. По-моему, эти проекты мало работают с русскоговорящим населением.

— Вы упомянули деревни. В Чехии часто говорят о различиях между крупными городами и деревней. Если говорить о пропаганде, то существуют ли подобные различия в ее восприятии в Молдавии?

— Мы по-прежнему ищем возможности, чтобы работать и налаживать контакт с жителями села. Здесь также играют роль региональные различия. Русский — язык, которым владеет большинство граждан Молдавии. Однако есть регионы, где существуют только пророссийские СМИ. Одним из таких регионов, к примеру, является Приднестровье, которое кишиневское правительство не контролирует. Там — российская пропаганда в чистом виде. Еще один такой регион — Гагаузия, где 95% СМИ российские, а девять из десяти жителей говорит только на русском языке. В подобных регионах сложно реализовывать подобные проекты.

— Является ли Приднестровье для молдаван по-прежнему актуальной темой? Насколько людям интересна ситуация в сепаратистском регионе?

— К сожалению, Приднестровье людей не очень интересует. Они забывают, что это молдавский регион. Прошло много лет, и ветераны войны разочарованы сложившейся ситуацией, а люди толком не знают, что там происходит. Приехав туда, видишь памятники Сталину, портреты других коммунистических лидеров. Люди забывают, что там находятся войска, подчиняющиеся Кремлю. Это невообразимо, но молдаване не видят в этом угрозы. А ведь вооруженные силы там активны и каждый сентябрь проводят учения.

— Как же возможно, что, несмотря на ситуацию в Приднестровье, Россия по-прежнему популярна среди молдаван? Меня это удивляет, если учесть, насколько негативно многие чехи оценивают Германию из-за аннексии Судет или Россию из-за вторжения в 1968 году. Да что там Чехия — на Украине после аннексии Крыма и войны на востоке страны Москва утратила популярность.

— Все зависит от того, чьи новости ты слушаешь и как тебе преподносят происходящее в мире. Когда некоторые из тех, кто поддерживает Россию, комментируют ситуацию в Крыму, они утверждают, что все нормально, поскольку эта территория всегда была российской, а Хрущев подарил ее Украине. Кое-кто уверен: чтобы бы ни сделал Владимир Путин, он всегда прав. Кроме того, людям, которые уехали из Приднестровья, не очень интересно, что там теперь происходит. Они не поддерживают связи. Те, кто там остался, в свою очередь, пользуются преимуществами: они не оплачивают электроэнергию, а ветераны получают пенсии от российского правительства. Очевидны также усилия по предотвращению конфликта. Преобладает мнение, что лучше оставить все, как есть, и не провоцировать Москву.

— Играет ли свою роль в распространении пропаганды бедность? Насколько сильнее российское влияние в бедных регионах страны?

— Политики, которые поднимают пророссийские темы, пользуются бедностью себе во благо. Если им нужна демонстрация, они отправляют автобусы в бедные регионы, дают людям денег и привозят их на митинг в Кишинев, где те скандируют «за» или «против» чего-нибудь. Доходы в Молдавии очень низкие, а люди плохо информированы, и многие вещи их просто не интересуют.

— Если говорить о политике, то какое влияние на нее оказывает Кремль? Финансирует ли он непосредственно какие-то партии?

— Это большой вопрос, поскольку нам известны имена партий и политиков, однако очень сложно найти доказательства. Гражданское общество предполагает, что нынешний президент Игорь Додон финансируется Россией. Он не может подтвердить источники денег, но у него большие расходы. Он приглашает известных артистов на свои митинги и утверждает, что для него они выступают бесплатно, но это ерунда. Кроме того, он каждый месяц ездит в Кремль, где встречается с российским президентом Владимиром Путиным. Поддержкой России, по-видимому, пользуются и некоторые небольшие партии, но они не так заметны.

— Как эти подозрения воспринимает общественность? Интересуется ли она этой проблемой?

— Некоторые граждане интересуются, а другие нет. Людям, голосующим за эти партии, все равно. Но, к примеру, журналисты спрашивают, откуда у президента деньги, а он игнорирует все подозрения. По его словам, он получает взносы, а артисты выступают бесплатно. Более того, демократические партии часто сотрудничают с пророссийскими политиками. Таким образом, тревогу бьют в основном внепарламентские партии, которые, однако, не пользуются большим влиянием, а также активисты.

— В Чехии мы сталкиваемся с тем, что пропаганда очень сильно воздействует на людей, которые по-хорошему вспоминают времена тоталитаризма. Ностальгируют ли молдаване по коммунизму, по временам Советского Союза?

— Я бы сказал, что да. По статистике, 60% молдаван хотело бы вернуться во времена Советского Союза. Мы не знаем почему. Как мне кажется, им было комфортнее, потому что Молдавия была полноценной частью Советского Союза, и, по их мнению, качество жизни было выше. Люди, например, оценивают внешнюю политику Владимира Путина как политику сильной руки, которая их защитит. Он самый популярный зарубежный лидер. Других люди зачастую просто не знают. Ну, может, еще Дональда Трампа. Они ориентируются не на Европу, а на Россию. Это отражается и на праздновании некоторых праздников. Люди вспоминают «старые добрые времена» и, например, надевают советскую военную форму.

— На какой основной теме сосредоточена российская пропаганда в Молдавии?

— Это дезинформация о Европейском Союзе и Румынии. Румыния превратилась в объект пропаганды, поскольку это ближайшая страна, и некоторые молдавские политики предлагают с ней объединиться. Пропагандисты утверждают, что Европейский Союз рухнет, НАТО — вредный альянс, а миграция из Сирии — европейская ошибка. Только Путин способен найти выход из ситуации в Сирии и тому подобное. Кроме того, поднимаются многие местные вопросы. Например, Россия якобы поможет Молдавии в сфере безопасности. Также утверждается, что все политики коррумпированы, но какой-нибудь один единственный конкретный политик, который баллотируется на какой-то пост, — исключение, поэтому его и надо выбирать.

— Мне кажется интересным, что Вы упомянули миграционный кризис. Непосредственно Молдавии он не коснулся. От Кишинева никто не требует принимать мигрантов.

— Это правда, но молдавское общество очень консервативно. Мы не хотим принимать много мусульман или людей другой национальности. Существуют стереотипы, согласно которым люди из других стран уничтожат наши ценности, заменив их своими. Дело не только в сирийцах.

— Как молдаване вообще относятся к НАТО и Европейскому Союзу?

— НАТО не пользуется среди молдаван особой популярностью. «Мы дорожим своим нейтралитетом и не хотим участвовать в войнах», — вот что думают люди. Российская пропаганда утверждает, что НАТО означает войну, выставляет его в негативном свете, демонстрирует кадры боевых действий. Люди не знают, например, что НАТО помогает молдавской армии. Что касается ЕС, то большинство населения скептически к нему относится. Раньше, когда до конца прошлого десятилетия правила Коммунистическая партия, популярность Европейского Союза была выше. Если бы сегодня прошел референдум о вступлении в Евросоюз и если бы он был нормальным, то, как я думаю, народ ответил бы отказом.

— Ваше дополнение говорит о том, что Вы сомневаетесь в нормальности выборов в Молдавии. Вы подозреваете, что выборы фальсифицируются?

— Нет, но правительство иногда решает отменить некоторые выборы или объявляет их результаты недействительными. Например, когда на выборах мэра Кишинева победил оппозиционер, суд отменил итоги выборов, заявив, что они прошли с нарушениями.

— Как, по-Вашему, лучше всего бороться с пропагандой, дезинформацией, фальшивыми новостями и всем, что с этим связано?

— Я уверен, что западные партнеры, такие как Европейский Союз и США, должны продолжать вкладывать деньги в молдавские гражданские объединения и помогать людям. Правда, иногда это трудно. Например, Соединенные Штаты строят в Молдавии дороги. Но люди об этом не знают, считая, что это делает Россия, так как в прежние времена строительством дорог занималась только она. Мы должны работать не только с молодежью, но и со старшим поколением, потому что эти люди ходят на выборы. Организации тратят недостаточно средств на работу со старшим поколением, объясняя это тем, что его представители вообще мало чем интересуются. Также мы должны поддерживать СМИ. В Молдавии 80% СМИ находится в руках политиков, и только 20% СМИ независимы.

— Давайте в конце немного пофилософствуем. Как Вы считаете, что представляет собой большую проблему: дезинформационные СМИ или люди, которые им верят?

— Очень трудно сказать, но, по-моему, очень опасны те, кто верит дезинформации. Знаете, люди часто забывают, что ели вчера на ужин. То есть они утром читают новость, а вечером говорят о ней со своими друзьями, а на следующий день уже не помнят эту информацию. Если говорить о Молдавии, то дезинформация в ней пустила глубокие корни. Она поступает по разным каналам, например через кино. Оно запоминается, и это то, что убивает вас изнутри.

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747161 Владислав Саран


Молдавия. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 1 октября 2018 > № 2747310

Газпромнефть-смазочные материалы наращивает присутствие в Молдове

Газпромнефть-смазочные материалы расширила дистрибьюторскую сеть за рубежом, увеличив представленность своей продукции в Молдове.

Об этом Газпромнефть-Смазочные материалы сообщила 28 сентября 2018 г.

В рамках прошедшей в сентябре 2018 г в г. Франкфурте выставки «Автомеханика» была достигнута договорённость о начале сотрудничества в направлении продаж и продвижения смазочных материалов под брендами Gazpromneft и G-Energy в Молдове с компанией SRL GBS - крупнейшим импортером автозапчастей и официальным дилером автомобилей Chevrolet в регионе.

Компания располагает 11 филиалами розничной и оптовой торговли, авторизованным сервисным центром с 50 постами для обслуживания автомобилей.

А. Климашин, замгендиректора по продажам, Газпромнефть-смазочные материалы отметил, что в Молдове растет интерес к продукции компании и для удовлетворения спроса на национальном рынке нужна надежная дистрибьюторская сеть в регионе.

Успешное продвижение за рубежом обусловлено качественным развитием продуктового портфеля за счет его наполнения смазочными материалами со сложными рецептурами, максимально адаптированными под решение конкретных задач при эксплуатации различной техники.

Газпромнефть-смазочные материалы, дочка Газпром нефти, специализирующаяся на производстве и реализации масел, смазок и технических жидкостей.

Создана в ноябре 2007 г.

Продукция выпускается на 6 производственных площадках в России, Италии и Сербии.

Общий объем производства составляет 600 тыс т/год высококачественных масел, смазок и технических жидкостей.

На Омском заводе смазочных материалов (ОЗСМ) действует самый современный в России комплекс по смешению, затариванию и фасовке масел суммарной ежегодной мощностью смешения и фасовки 300 тыс т.

Система менеджмента Газпромнефть-смазочные материалы и ее производственных активов соответствует требованиям международных стандартов ISO 9001, ISO 14001, IATF 16949 и OHSAS 18001.

Потребителями продукции компании являются крупнейшие промышленные предприятия, ассортимент включает 600 наименований масел и смазок для всех секторов рынка (более 1500 товарных позиций).

Продукция компании имеет свыше 330 одобрений ведущих производителей техники: КАМАЗ, BMW, Mercedes-Benz, Volkswagen, Volvo, Renault, General Motors, Cummins, MAN, ZF, Bosch Rexroth и др.

Компания также занимается производством и реализацией судовых масел.

Газпромнефть-СМ занимает 21% рынка фасованных смазочных материалов России, а также работает в странах СНГ и Балтии, Европе, Центральной и Юго-Восточной Азии, Африке, Южной Америке и др.

Всего продукция компании представлена в 75 странах мира.

Молдавия. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 1 октября 2018 > № 2747310


Молдавия. Россия. ООН > Армия, полиция > gazeta.ru, 29 сентября 2018 > № 2745658

Оставьте Приднестровье: Молдавия прогоняет российские войска

Премьер Молдавии потребовал вывода российских войск из Приднестровья

Премьер-министр Молдавии Павел Филипп призвал российскую сторону вывести из Приднестровья свои войска. Такое заявление он сделал во время выступления на Генеральной ассамблее ООН. По его мнению, такие действия приведут к урегулированию приднестровского конфликта и способствуют воссоединению страны.

России должна вывести войска из Приднестровья, заявил премьер-министр Молдавии Павел Филипп во время выступления на Генеральной ассамблее ООН.

«Мы призываем Российскую Федерацию прекратить эти незаконные и провокационные [действия] и возобновить вывод вооруженных сил согласно обязательствам, принятым на саммите ОБСЕ в Стамбуле в 1999 году», — цитируют премьер-министра на сайте правительства страны.

Он уточнил, что вывод российских войск с территории Молдавии способствует урегулированию приднестровского конфликта и воссоединению страны.

По его мнению, правильным является решение включить в повестку 73-й сессии Генассамблеи ООН пункт «о полном выводе иностранных войск из Республики Молдова». Это, отметил Филипп, указывает на важность и актуальность данного вопроса для всего мирового сообщества.

Резолюцию № А/72/L.58 «О полном и безусловном выводе зарубежных вооруженных сил с территории Республики Молдова», в которой речь шла о российском контингенте в Приднестровье, Генассамблея ООН приняла 22 июня. За ее принятие проголосовали 64 страны, против — 15, воздержались — 83.

До начала голосования министр иностранных дел Молдавии Тудор Ульяновский заявил, что данное соглашение касается вопроса, который имеет основополагающее значение для страны.

«Спустя почти 27 лет после того, как страна обрела независимость, и 26 лет после того, как она стала страной — членом ООН, оперативная группа российских войск и их вооружение все еще расположены на территории Республики Молдова без разрешения властей страны. Пребывание иностранных военных сил и вооружений на территории Молдавии без ее четко выраженного на то согласия не только не совместимо с ее независимостью, суверенитетом и нейтральностью, это еще и противоречит международному праву и Уставу ООН», — подчеркнул он.

Молдавский министр также подчеркнул, что резолюция содержит в себе призыв ко всем странам четко соблюдать принципы Устава ООН. По его убеждению, вопрос с присутствием российских войск необходимо решать мирным путем и без предварительных условий. Соглашение о принципах урегулирования конфликта от 1992 года не давало России позволения размещать свои военные базы в Молдавии, заключил Ульяновский.

В свою очередь российская сторона, отвечая на это, заявила, что исполнение мандата миссии на территории Приднестровья и политическое разрешение конфликта в интересах Москвы.

По словам заместителя постпреда России при всемирной организации Дмитрия Полянского, резолюция Генассамблеи не поспособствует дальнейшему прогрессу в переговорах между Кишиневом и Тирасполем.

«Сожалеем в связи с итогами прошедшего голосования. Излишняя политизация произошла именно в тот момент, когда наметился реальный прогресс между Кишиневом и Тирасполем», — подчеркнул Полянский.

Он также отметил, что «Россия строго привержена неукоснительному выполнению российским воинским контингентом мандата и задач совместной миротворческой операции на Днестре, реальных оснований для изменения формата которой пока, к сожалению, не просматривается».

Вопрос о выводе российских войск из Приднестровья обсуждается уже довольно давно. Соответствующее требование еще в прошлом году предъявлял молдавский парламент. За одобрение такой инициативы выступил 61 депутат из 101. После оглашения результатов представители Партии социалистов вышли из зала заседаний, назвав такое заявление «провокацией», сообщало издание point.md.

В декларации уточнялось, что расположение на территории страны российских войск и «значительного количества оружия и боеприпасов из Российской Федерации» является «постоянной угрозой» для «суверенитета, целостности и независимости Республики Молдова».

«Обращаемся ко всем международным организациям с просьбой поддержать инициативу, направленную на подтверждение суверенитета и государственности Республики Молдова», — приводит издание текст документа.

Впрочем, несогласных с таким решением тоже было достаточно, в числе которых и молдавский лидер. «По поводу так называемой декларации относительно Приднестровья со стороны правящего парламентского большинства. Категорически осуждаю эту очередную провокацию», — написал в своем фейсбуке президент Молдавии Игорь Додон. По его мнению, эти действия «направлены на ухудшение отношений» с Россией и «подрыв тех успехов, которых [Кишиневу] удалось достигнуть совместно с российским руководством».

В Москве эти намерения Молдавии приняли в штыки и оценили как недружественные и провокационные. «В Москве рассматривают этот шаг, игнорирующий подлинные первопричины и реалии присутствия ограниченного российского воинского контингента на Днестре, как еще одно звено в череде недружественных акций, предпринимаемых в последнее время в Кишиневе противниками позитивных изменений в российско-молдавских отношениях», — подчеркнули в сообщении МИДа.

Конфликт в Приднестровье приобрел статус вооруженного столкновения в 1992 году, и в июле того же года Россия ввела в Бендеры и Дубоссары свои миротворческие силы. В Приднестровье находится оперативная группа российских войск (бывшая 14-я общевойсковая армия).

Молдавия. Россия. ООН > Армия, полиция > gazeta.ru, 29 сентября 2018 > № 2745658


Молдавия. Россия > Армия, полиция > un.org, 28 сентября 2018 > № 2757715

Глава правительства Молдовы призвал Москву выполнить резолюцию Генассамблеи ООН о выводе вооруженных сил с территории его страны

Выступая на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи, премьер-министр Республики Молдовы Павел Филип призвал Москву выполнить резолюцию ООН, требующую полного и безоговорочного вывода российских вооруженных сил с территории его страны. Он высказался за активизацию процесса реформы Совета Безопасности ООН и рассказал об усилиях Молдовы по интеграции в европейский энергетический рынок.

«Мы смогли предпринять важные шаги, направленные на интеграцию Республики Молдова в европейский энергетический рынок, подписав соглашение с Европейским банком реконструкции и развития о финансировании самого крупного энергетического проекта с момента провозглашения независимости Молдовы», - рассказал премьер-министр.

Он добавил, что энергетическая независимость Молдовы крайне необходима для обеспечения устойчивого развития и социальной стабильности в стране и сообщил о развитии возобновляемых источников энергии.

Касаясь социальных и экономических преобразованиях в Молдове, Павел Филип рассказал о проекте ремонта дорог по всей стране, а также внедрении современных коммуникационных технологий в целях улучшения оказания услуг населению, что, по его словам, среди прочего, поможет в борьбе с коррупцией.

В своем выступлении глава правительства Молдовы приветствовал реформу системы ООН в сфере развития, в частности, направленную на активное вовлечение частного сектора в реализацию Повестки дня в области развития на период до 2030 года.

Он также высказался за расширение состава Совета Безопасности, подчеркнув, что в нем следует закрепить одно дополнительное место непостоянного члена за странами Восточной Европы.

Осудив присутствие российских вооруженных сил на территории страны, премьер-министр напомнил о принятой в июне этого года резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о выводе всех иностранных вооруженных сил с территории Молдовы.

Павел Филип сообщил, что Россия по-прежнему проводит в Приднестровье военные учения с участием военизированных формирований неконституционных властных структур. Он напомнил Москве о ее обязательствах вывести свои вооруженные силы с территории его страны.

Глава правительства выразил надежду на мирное урегулирование приднестровского конфликта в рамках существующего формата «5+2». Он подчеркнул, что мирное решение должно быть основано на уважении суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова.

Молдавия. Россия > Армия, полиция > un.org, 28 сентября 2018 > № 2757715


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 сентября 2018 > № 2769682

В помощь МИД РФ. Вопросы для г-на Додона в роли президента Молдавии

«От поверхности до дна»

Осень — традиционное время активизации политических процессов после летнего затишья. Нынешний год не является исключением: с середины сентября в Молдавии властные и оппозиционные структуры вернулись к активной политической деятельности, ориентированной на ключевое событие наступившего сезона — парламентским выборам, намеченным на конец февраля 2019 г.

Эксплуатирующий пророссийскую риторику титульный президент Молдавии И. Додон провел ряд анонсированных ранее мероприятий, ориентированных на его внутриполитические цели. Так, в Кишиневе был проведен международный форум, посвященный семейным ценностям, который должен был в очередной раз укрепить имидж Додона как приверженца традиционных семейных ценностей. Кроме того, в Кишиневе под эгидой г-на Додона состоялся молдаво-российский бизнес-форум, в котором приняла участие представительная делегация российских бизнесменов.

Впрочем, оба мероприятия не достигли тех целей, на которые рассчитывал Додон: на «семейном» форуме ожидался визит Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, которого И. Додон планировал сопровождать не только по Молдавии, но и в Приднестровье, демонстрируя тем самым верховенство и светской власти Молдавии в отношении Приднестровья. Однако экстренное заседание Священного Синода РПЦ в связи с событиями вокруг судьбы православия на Украине привело к отмене запланированного визита.

Что касается бизнес-форума, то ожидалось участие в его работе не только представителей бизнес-сообщества России, но и ряда чиновников, в первую очередь вице-премьера российского правительства Д. Н. Козака, выполняющего в соответствии с Указом президента Российской Федерации В. Путина обязанности специального представителя президента России по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдова. Однако и в данном случае ожидания молдавского лидера не оправдались, а встреча с Д. Козаком была перенесена.

Более того, российский бизнес сообщил о готовности вкладывать в Молдавию значительные инвестиции, но только если в Молдавии «будет обеспечена политическая стабильность», что вряд ли под силу г-ну Додону в нынешней ситуации и в ожидаемом россиянами смысле. Таким образом, российские предприниматели и их представители фактически увязали перспективы российских инвестиций с итогами парламентских выборов, что вряд ли в интересах Додона, которому нужен эффект «здесь и сейчас».

Таким образом, эффект обоих мероприятий оказался в значительной степени «смазанным», что объясняется не только отсутствием высоких гостей, но и тем фактором, что эти мероприятия планировались еще в тот период, когда выборы предполагались в конце осени с. г., но никак не в конце февраля следующего. Такие мероприятия, как правило, не имеют продленного эффекта и вряд ли будут кем-то вспоминаться в канун выборов.

Тем не менее молдавский лидер продолжает с упорством искать контактов с российским руководством, справедливо полагая, что Россия — единственный электоральный ресурс, на который он может рассчитывать в избирательной кампании, поскольку для молдавского избирателя грани между Додоном и фактическим «хозяином» Молдавии В. Плахотнюком (разыскиваемым Россией по обвинению в организации заказного убийства) всё больше стираются. Поэтому для Додона контакты с Москвой — ключевой источник политического выживания.

Реализуя эту задачу, на днях президент Молдавии И. Додон на своей странице в социальной сети, а вслед за ним и молдавские СМИ анонсировали запланированную на 26 сентября встречу г-на Додона с Д. Н. Козаком. Затем, как сообщается, молдавский лидер планирует принять участие в саммите СНГ в Душанбе, где, вероятнее всего, рассчитывает на очередную «беседу на полях» с российским президентом.

ИА REGNUM в очередной раз решило оказать содействие российским чиновникам, ответственным за проведение встреч со стороны Москвы, и предлагает ряд вопросов молдавскому лидеру, честные и ясные ответы на которые должны стать ключевым фактором при определении перспектив сотрудничества российских властей с И. Додоном на предстоящую перспективу. Для удобства мы разделили вопросы на несколько блоков.

А. Внутриполитическая ситуация в Молдавии и подготовка к выборам.

А-1. С какой целью И. Додон и подчиненная ему Партия социалистов поддержали инициативу Демократической партии Молдовы во главе с В. Плахотнюком относительно перехода к смешанной избирательной системе? Понимает ли И. Додон, что своими действиями он способствовал укреплению позиций правящего режима В. Плахотнюка и фактически гарантировал ему и прозападным силам в Молдавии сохранение у власти как минимум на следующий цикл работы парламента и, как следствие, невозможность отмены / пересмотра решений молдавского парламента по запрету российских новостей, ограничений в отношении русского языка, закреплению «европейского выбора Молдовы» в Конституции Молдавии и т. д. Понимает ли И. Додон, что согласованное с В. Плахотнюком голосование по принципиально важному для молдавской политики вопросу практически не оставляет сомнений в тесной координации действий между ними?

А-2. Почему И. Додон не предпринимает никаких шагов против ограничения его президентских полномочий и против масштабного наступления на права русскоязычных и на российские интересы в Молдавии — ни как глава государства, ни как политический деятель? Почему за всё время президентства Додона не состоялось сколь-нибудь значимых протестных акций поддерживающих его политических сил? Означает ли такая ситуация, что Додон и Партия социалистов считают нормальными явлениями высылку российских дипломатов, экспертов и журналистов, ограничение русского языка, запрет на трансляцию российских новостей, периодические «отстранения» президента от выполнения своих конституционных полномочий и т. д.

А-3. Предполагает ли И. Додон и в дальнейшем делать ключевую ставку в избирательной кампании на геополитический вопрос? Понимает ли Додон, что если он и дальше пойдет по пути превращения парламентских выборов в очередной референдум о геополитическом выборе Молдавии, то его ключевыми конкурентами окажутся полумаргинальные унионисты и правая оппозиция, в то время как Демпартия В. Плахотнюка окажется «над схваткой» и займет пока пустующую нишу «промолдавской партии», в то время как Партия социалистов Додона будет бороться с «тепловыми ловушками»? Или же такие действия Додона — часть общей стратегии с В. Плахотнюком?

А-4. Если г-н Додон хотел бы избежать геополитического противостояния в рамках выборов, то на какие ресурсы, помимо российской материально-технической, интеллектуальной и иной поддержки, а также встреч с высшим российским руководством, рассчитывает Додон во время предстоящей кампании, тем более что в молдавском общественном мнении он достаточно прочно ассоциируется с В. Плахотнюком? Чем Додон и его политформирование могут быть привлекательны для молдавского избирателя, помимо пророссийской риторики, и чем будет отличаться его программа от аналогичных документов других участников избирательного процесса?

А-5. На какое число голосов по одномандатным округам рассчитывает Партия социалистов?

А-6. Что намерен предпринять И. Додон как глава Республики Молдова в случае поступления официального запроса от российских правоохранительных органов в отношении В. Плахотнюка, заочно обвиненного в РФ в организации заказного убийства (безотносительно к сути запроса — задержание, допрос и т. п.)?

А-7. Планирует ли президент Молдавии подписать законодательные акты парламента (в случае их принятия) относительно налоговых реформ, амнистии капитала, предоставления гражданства в обмен на инвестиции и т. п. Не считает ли он, что эти документы несут в себе большой потенциал для еще большего развития коррупции в государственных институтах Молдавии?

А-8. Опасается ли И. Додон конкуренции на «пророссийском» поле? Не этим ли объясняется его конфронтация с другими политиками, претендующими на статус «пророссийских», причем даже более острая, чем с правящим «олигархическим режимом»?

Б. Переговорный процесс с Приднестровьем.

Б-1. Чем обусловлен отказ И. Додона от выдвинутой им же в 2012—2013 гг. федеративной концепции молдаво-приднестровского урегулирования? Понимает ли он, что федеративная модель — наиболее проработанная к настоящему времени основа урегулирования, хотя и в высшей степени компромиссная для народа Приднестровья, неоднократно подтвердившего свой выбор в пользу независимости и союза с Россией? Или Додон считает интересы Приднестровья и интересы России в Приднестровье ничтожными?

Б-2. Понимает ли г-н Додон, что его действия, в первую очередь совместное с В. Плахотнюком согласие на «дарование» Приднестровью двух мандатов в молдавском парламенте, наносят серьезный удар по переговорному процессу и фактически делают ненужным дальнейшие международные усилия, в т. ч. в формате «5+2»? Понимает ли г-н Додон, что реализуемый им и В. Плахотнюком новый формат избрания парламента Молдавии в значительной мере лишает Российскую Федерацию статуса гаранта и посредника в переговорах по молдаво-приднестровскому урегулированию, поскольку переводят конфликт в плоскость внутриполитических решений парламента и правительства Молдавии, где нет места международным гарантам и посредникам?

Б-3. Что обусловило игнорирование молдавским президентом существующей международной практики урегулирования конфликтов посредством референдумов на самоопределившихся территориях или как минимум раздельных референдумов на «признанной» и «непризнанной» территории? Понимает ли Додон, что выдвинутая им идея «общего референдума» в Молдове и Приднестровье дискриминационна в отношении Приднестровья? Почему Додон игнорирует права граждан России, проживающих в Приднестровье? Для чего И. Додон идет на осознанную провокацию, прикрываясь «новыми инициативами»?

Б-4. Продолжают ли президент Молдавии и другие институты власти (парламент, правительство) «говорить друг с другом на одном языке», когда дело касается Приднестровья? Означает ли это, что молдавский президент поддерживает ограничительные меры против жителей и экономических агентов Приднестровья?

Б-5. Готова ли Партия социалистов, в случае гипотетической победы на выборах, инициировать пересмотр закона Молдавии 2005 года о статусе Приднестровья, а также референдум по изменению унитарного характера государственного устройства Молдовы, без которого невозможно нахождение жизнеспособного компромисса в отношениях с Приднестровьем?

Б-6. Когда президент Республики Молдова и подчиненные ему эксперты сформулируют свою позицию относительно совместного молдаво-украинского таможенного и пограничного контроля вдоль границы с Приднестровьем и связанных с этим ограничений в отношении передвижения людей и грузов ( ИА REGNUM напоминает, что соответствующие обязательства были взяты на себя И. Додоном еще во время одной из предыдущих встреч с президентом Приднестровья В. Красносельским весной прошлого, 2017 года)? В случае выявления дискриминационных и ограничительных норм, а также практики их применения, как будет реагировать президент Республики Молдова?

Б-7. Подтверждает ли г-н Додон приверженность ранее подписанным договоренностям переговорного процесса, стартовавшего в 1994 году? Готов ли Додон подтвердить неизменность статуса России как гаранта и посредника в переговорном процессе?

Б-8. Как г-н Додон намерен реагировать на действия других участников переговорного процесса, которые не соответствуют статусу гаранта и посредника, в частности, Украины? Планирует ли Додон противодействовать ограничению прав и интересов экономических агентов и жителей Приднестровья, включая граждан России, со стороны Украины?

Б-9. Планируются ли в Молдавии какие-либо мероприятия в связи с 15-летним юбилеем предложенного в 2003 году Россией «Меморандума Козака» с участием президента Молдавии, представителей общественности, Партии социалистов и т. п. Считает ли Додон актуальными базовые положения «Меморандума» 2003 года?

В. Вопросы регионального мира и безопасности.

В-1. Действительно ли г-н Додон полагает, что в России некому внимательно прочитать и адекватно проанализировать выдвинутую им «Позицию Президента Молдовы в отношении обеспечения безопасности Республики Молдова и её граждан посредством укрепления конституционного статуса постоянного нейтралитета страны» от 19 июля с. г. (в ближайшее время ИА REGNUM представит развернутый анализ этой «Позиции Президента…»)? Полагает ли г-н Додон, что на российских чиновников мантра о «постоянном нейтралитете Республики Молдова» должна произвести столь неизгладимый эффект, что никто не обратит внимания на содержание, вкладываемое г-ном Додоном в это понятие? Почему, выдвигая подобные «инициативы», И. Додон рассчитывает, что никаких изменений в российских подходах к обеспечению регионального мира и безопасности после печальной памяти Стамбульского саммита ОБСЕ 1999 г. не произошло?

В-2. Почему ключевым условием «постоянного нейтралитета» Республики Молдова является исключительно вывод российских войск, включая миротворцев, но не ограничение сотрудничества с НАТО? Не являются ли постоянные учения молдавских военных и натовцев вблизи Зоны безопасности и участие военных Молдавии в натовских мероприятиях бОльшим вызовом нейтралитету Молдавии, чем проводимая в соответствии с международным правом миротворческая операция на берегах Днестра, а также охрана российскими и приднестровскими военными складов с имуществом бывшей 14-й Армии?

В-3. Почему в качестве условий постоянного нейтралитета Молдавии не рассматривается демилитаризация Республики Молдова, о чем неоднократно говорилось на международных площадках, а соответствующие предложения вносились Действующим председательством ОБСЕ, к примеру, в 2004 году? От кого, по мнению Додона, исходит военная угроза для Молдавии и как нынешняя Национальная армия Молдовы намерена противостоять вызовам в сфере обороны со стороны сопредельных государств?

В-4. Согласен ли г-н Додон с утверждением министра обороны РМ относительно того, что ключевая военная угроза для Молдавии исходит от Приднестровья? Как г-н Додон в качестве главнокомандующего расценивает совместные заявления руководителей оборонных ведомств Молдавии и Украины относительно противодействия «приднестровской угрозе» и почему Додон до сих пор никак не отреагировал на подобные заявления и возможные действия в этом направлении?

В-5. Чем обусловлена готовность Додона способствовать предоставлению Украиной «коридора» для вывода из Приднестровья российских войск? Означает ли это, что «пророссийский» политик Игорь Додон готов поставить под угрозу жизни и здоровье российских военнослужащих во время транзита по запрошенному им «коридору» через украинскую территорию?

В-6. Согласен ли Додон с инициированными Молдавией резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН и другими недавними международными документами по выводу российских военных из Приднестровья? Если не согласен, то почему он не инициировал отзыв послов Молдовы, продвигавших данные проекты?

Г. Региональное сотрудничество.

Г-1. В какой мере г-н Додон готов к ранее заявленной им денонсации Соглашения об ассоциации между Молдавией и Европейским союзом или же г-н Додон отказался от этой идеи, как и от иных инициатив, выдвигавшихся им ранее (к примеру, федеративной идеи молдо-приднестровского урегулирования)?

Г-2. Если г-н Додон более не намерен денонсировать Соглашение об ассоциации Молдавии с Европейским союзом, то считает ли он, что какие-либо положения данного документа требуют корректировки?

Г-3. Как И. Додон намерен добиваться более тесной координации с ЕАЭС (если это, конечно, всё еще входит в его планы) при сохранении неизменными положений Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, некоторые из которых содержат прямо противоположные обязательства Молдавии?

Г-4. Как И. Додон намерен реагировать на дальнейшую системную интеграцию Молдавии и Румынии, включая практику совместных заседаний правительств, парламентов и т. п.

Г-5. Как И. Додон видит будущее Молдавии в составе разного рода антироссийских образований типа ГУАМ или созданного летом с. г. межпарламентского формата Молдавии, Грузии, Украины?

Д. Российско-молдавские отношения.

Д-1. Рассчитывает ли Додон и в дальнейшем на всестороннюю безвозмездную помощь России по наиболее чувствительным для РМ вопросам (экспорт с/х продукции в РФ, проблема мигрантов и др.) без каких-либо встречных действий с молдавской стороны?

Д-2. Планирует ли Додон активизацию существующих институтов двустороннего российско-молдавского сотрудничества или же эти вопросы рассматриваются им только в привязке к предстоящим выборам, после чего вновь утратят актуальность?

Д-3. Как И. Додон планирует повысить уровень защиты российских интересов и прав российских граждан в Молдавии?

Естественно, что перечень вопросов гораздо шире, и мы уверены, что российские специалисты знают и о других проблемных аспектах российско-молдавских отношений. Мы лишь выделили только некоторые, по нашему мнению, наиболее значимые вопросы, на которые хотелось бы получить ответы от действующего главы молдавского государства и от политика, претендующего на статус «пророссийского».

Но было бы неверным «играть в одни ворота», в связи с чем у ИА REGNUM есть и вопросы к заместителю председателя правительства РФ Д. Н. Козаку.

Во-первых, не считает ли он, что официальное наименование его статуса как спецпредставителя по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдова ограничивает его полномочия и возможности по ведению политического диалога, в особенности с Приднестровьем, которое, как известно и подтверждено Россией, является самостоятельной стороной конфликта? Не считает ли Д. Козак неуместной проявленную «политкорректность» в отношении молдавских властей и отказ от специального упоминания Приднестровья в наименовании его статуса? Полагает ли г-н Козак, что, по сравнению с 2012 годом, диалог Молдавии и России настолько изменился в лучшую сторону, что факт существования Приднестровья в качестве политико-правовой реальности можно игнорировать в угоду «политкорректности» перед антироссийскими действиями всех без исключения институтов молдавской власти?

Во-вторых, как российское руководство учитывает риски диалога с традиционно непоследовательным и «изменчивым» молдавским руководством? Какие гарантии того, что в случае получения устраивающих российскую сторону ответов на многочисленные вопросы к «пророссийским» молдавским политикам взятые ими на себя обязательства будут выполнены? Какие есть у Москвы реальные рычаги для того, чтобы обеспечить молдавскими политиками выполнение взятых на себя обязательств?

Впрочем, последние вопросы носят скорее риторический характер. И по отношению не только к молдавским политикам, но и к многим другим, «пророссийскости» которых хватало только на то, чтобы всё сдать и осесть где-нибудь в Ростовской области или в Австрии.

Сергей Артёменко

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 сентября 2018 > № 2769682


Молдавия. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 26 сентября 2018 > № 2745327

Газпром гарантировал Молдавии запрошенные объемы газа на 2019 г. Важный момент на фоне политического кризиса

Газпром гарантировал обеспечение Молдовы газом в 2019 г. в необходимых объемах, которые были согласованы ранее.

Об этом 25 сентября 2018 г. сообщила пресс-служба правительства Республики Молдова по итогам встречи премьер-министра П. Филипа и зампреда правления Газпрома В. Голубева.

В. Голубев заверил, что внутренний рынок Молдовы будет обеспечен необходимыми объемами газа в течение 2019 г.

Также П. Филип и В. Голубев обсудили необходимость реорганизации распределительной компании Молдовагаз, 50% которой принадлежит Газпрому.

Такая необходимость связана с тем, что подписав соглашение об ассоциации с ЕС, Молдова обязалась присоединиться к 3му энергопакету ЕС.

Пресловутый 3й энергопакет ЕС предусматривает разделение этапов продажи, транспортировки и распределения газа между разными операторами.

Соответственно, и Молдовагаз придется реструктурировать в срок до 1 января 2020 г.

П. Филип пообещал, что правительство Молдовы обеспечит всю необходимую поддержку, чтобы реструктуризация была завершена в срок.

Встреча В. Голубева и П. Филипа имеет большое значение на фоне политического кризиса, разразившегося в Молдове.

24 сентября 2018 г. конституционный суд Молдовы временно отстранил И. Додона от исполнения обязанностей президента страны.

Причиной стал отказ назначить министров, кандидатуры которых повторно предложил П. Филип.

Это происходит уже не в первый раз, превратившись уже в своеобразный политический ритуал.

Но есть и существенное отличие.

В Молдове 24 февраля 2019 г предстоят парламентские выборы, поэтому позиции И. Додона как условно-пророссийского политика на фоне стремления Молдовы к сближению с Румынией становятся очень шаткими.

Глава парламента Молдовы А. Канду, который временно исполняет обязанности президента Молдовы, поставил вопрос ребром - нужен ли стране институт президентства в принципе.

К этому можно добавить историю с якобы имевшем место отказом Молдовы от российского газа.

В конце августа 2018 г появилась информация о том, что Молдова отказывается от заключения нового контракта с Газпромом.

Минэкономики Молдавии, из которого исходила эта информация, опровергло эти сообщения, заявив, что речь шла лишь о поиске альтернативных источников поставок.

Речь идет о получении газа из Румынии по магистральному газопроводу (МГП) Унгены - Кишинев.

Строительство газопровода протяженностью 120 км планируется начать в сентябре 2018 г., оно займет около 10 месяцев.

МГП Унгены - Кишинев соединит молдавскую и румынскую газотранспортные системы (ГТС) и обойдется в 92 млн евро.

Однако мощность МГП Унгены - Кишинев составит всего 1,5 млрд м3/год.

Поэтому реальной альтернативой российскому газу МГП Унгены - Кишинев не станет.

Молдова в 2019 г рассчитывает начать переговоры по продлению контракта с Газпромом на поставку газа в страну.

Причем МГП Унгены - Кишинев молдавская сторона планирует использовать как аргумент в переговорах с Россией по газу.

Нынешнее соглашение по поставкам в Молдавию газа заключено в декабре 2016 г и действует до 31 декабря 2019 г.

В 2017 г Газпром поставил в Молдову 2,7 млрд м3 газа, что чуть меньше показателя 2016 г (3 млрд м3).

Молдавия. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 26 сентября 2018 > № 2745327


Молдавия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 25 сентября 2018 > № 2759817

Председатель парламента Молдавии Андриан Канду подписал во вторник указы о назначении двух новых министров, Сильвия Раду и Николай Чубук приняли присягу.

В понедельник Конституционный суд Молдавии временно приостановил полномочия президента Игоря Додона, постановив, что спикер парламента или премьер могут вместо него назначить двух новых министров в правительство, контролируемое прозападной коалицией.

Вместо президента указы о назначении новых министров во вторник подписал спикер парламента, временно исполняющий обязанности главы государства, Андриан Канду.

"Каждый из новых министров обладают важными навыками, им предстоит работать в сложных областях, каждое министерство объединяет в себе несколько направлений, которые важны для Республики Молдова и для граждан. Это области, в которых важны реформы и изменения", — сказал Канду.

Премьер Павел Филип, присутствовавший на церемонии, поздравил новых министров и отметил, что им предстоит много работы. "Я очень рад, что были утверждены эти кандидатуры, которые обладают управленческим опытом, уверен, что вместе мы сможем многое сделать", — заявил Филип.

Ранее премьер предложил президенту кандидатуры двух новых министров. Додон выступил против этих кандидатур. Он объяснил, что Сильвия Раду, выдвинутая на пост министра здравоохранения, труда и социальной защиты, не обладает необходимым образованием и опытом работы в этой области. В отношении Николая Чубука, предложенного на пост министра сельского хозяйства и регионального развития, у президента возникли "сомнения в неподкупности".

Додона трижды временно отстраняли от обязанностей, причем два раза это было связано с отказом утвердить кандидатуры министров — в октябре 2017 и январе 2018 года, когда он дважды отклонял кандидатов, предложенных правительством под руководством Филипа. Указы о назначении новых министров оба раза были подписаны спикером парламента Андрианом Канду.

Противостояние президента Молдавии с парламентским большинством и правительством продолжается не один год. Основным предметом споров остается внешняя политика страны: президент настаивает на сближении с Россией, тогда как парламентское большинство и назначаемое им правительство склоняются в сторону Запада. Додон блокирует инициативы проевропейских властей, а предложения президента не находят поддержки среди депутатов.

Молдавия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 25 сентября 2018 > № 2759817


Далее...